В состав небанковских кредитных организаций входят ломбарды, общества взаимного кредитования, кредитные союзы и др. организации.

См. подробности >>


Преимущества рефинансирования ипотечного кредита

Условия предоставления кредита под залог квартиры

Процентные ставки по кредитам и их значение


Автокредит по кредитной карте: схема предоставления

Автокредитование в Москве: тенденции авторынка

Экспресс автокредит: на что можно надеяться

Страхование автокредитов: условия и процентные ставки

Автомобили трейд ин: меняем старую машину на новую

Кто пользуется автокредитами с быстрым оформлением

Новые уловки телефонных мошенников, на которые может попасться каждый




Мировое хозяйство в эпоху империализма


Рассматривая до сих пор капитализм как определенный тип производственных отношений, мы сознательно отвлеклись от того обстоятельства, что капитализм, путем разделения общественного труда между странами, связал последние в единое мировое хозяйство.
Несмотря, однако, на созданную им тесную экономическую взаимозависимость стран, капитализм сохранил и еще более усилил существовавшие между ними государственные границы, чем раздробил мировое хозяйство на большое количество самостоятельных и полусамостоятельных в политическом отношении частей, находящихся между собой в состоянии постоянной борьбы. Господство монополистического капитализма, изменяя взаимоотношения отраслей производства и классов внутри каждой капиталистической страны, подвергает глубочайшим изменениям также и взаимоотношения различных стран в мировом хозяйстве. Эти изменения сопровождаются ростом и накоплением новых противоречий в системе капитализма в такой мере важных и острых, что, соединяясь с противоречиями, свойственными капитализму как таковому, они с неизбежностью ведут капиталистическое общество к распаду и к замене его социалистической формой хозяйства. Рассмотрим же поэтому, в чем заключаются те коренные перемены, которые вносит в мировое хозяйство господство монополии и финансового капитала в важнейших странах мира.

Мировое хозяйство в ранний период капитализма

Почти до начала XIX века все страны Европы и Америки обходились собственными средствами в области наиболее важных продуктов питания, одежды, домашнего обихода и основного промышленного оборудования. Главными предметами международной торговли были предметы, производство которых было в европейских странах, в силу естественных условий, невозможно: перец, гвоздика, кофе, чай, табак, сахар и др. Продукты эти привозились из португальских, нидерландских, английских и французских колоний, почему они получили название колониальных товаров. Европейские страны в свою очередь вывозили, главным образом, текстильные изделия, например, английские сукна, французские шелковые ткани, ковры и др. Торговля сырьем имела ничтожное значение. Основным источником сырых материалов растительного происхождения служило собственное сельское хозяйство. В этот ранний период капитализма мировое хозяйство и экономическая взаимозависимость стран только намечались в своих основных контурах.
Изобретение машин и широкое проникновение их в хозяйственную жизнь капиталистических стран разрушили своим мощным влиянием эту систему самодовлеющих, экономически независящих друг от друга государств.
«До изобретения машин промышленность каждой страны направлялась, главным образом, на обработку сырых материалов, производимых ее собственной почвой. Так, Англия обрабатывала шерсть, Германия - лен, Франция -шелк и лен, Восточная Индия и Левант - хлопок и т. д. Благодаря применению машин и пара, разделение труда приняло такие размеры, что крупная промышленность, оторванная от национальной почвы, зависит уже единственно от всемирного рынка, от международного обмена и международного разделения труда» (Маркс).
Под влиянием широкого распространения машинного производства и в связи с глубокими изменениями в области транспорта, рост мирового производства принимает исключительные размеры. Такие товары, как пшеница, хлопок, уголь, руда, машины, всевозможные фабрикаты, отличающиеся большим объемом и весом при низкой цене, рассчитанные на широкий круг потребителей, заполняют собою все каналы международного обмена, оттесняя на задний план мировые товары предшествующего периода. Но не к одному только количественному росту мирового производства можно свести все происшедшие изменения. Одновременно с этим ростом и в тесной зависимости от него происходит разделение общественного труда между разными странами, причем число стран, охватываемых системой международного разделения труда, растет, и связь их друг с другом становится более тесной и глубокой.
Для понимания характера новых взаимоотношений стран в мировом хозяйстве, основанных на различии их экономической роли, нам нужно обратиться к выяснению того, как возникают и развиваются эти экономические различия.

Природные и общественные предпосылки международного разделения труда

Возникновение экономических различий между странами теснейшим образом связано с характером природной среды, так как человек из окружающей его естественной среды получает материал, из которого он создает себе средства производства. «Различные человеческие общества находят в окружающей их природе различные средства производства и существования. Отсюда - различия в их способах производства, образе жизни и продуктах» (Маркс). Эти естественные условия сделали возможным развитие каменноугольной и металлургической промышленности в Германии, Англии и Соединенных Штатах, разведение хлопка в Соединенных Штатах, Египте, Британской Индии, каучука - в тропических частях Азии, Африки и Америки и т. д., и т. д.
Но для того чтобы эти разнообразные производства получили развитие в отдельных странах, необходимо, кроме благоприятных условий естественной среды, наличие еще соответствующих технических и экономических условий.
Если Англия сделалась центром мировой каменноугольной промышленности, то это произошло потому, что в ней раньше, чем в какой-либо другой стране, получила применение наиболее высокая техника горных разработок, но также потому, что рано развившаяся промышленность страны предъявила огромный спрос на этот источник энергии, а мощный торговый флот давал возможность дешево развозить добываемый в стране уголь по различным частям земного шара.
Для таких стран, которые специализировались почти исключительно на производстве хлопка, либо каучука, либо кофе и сахарного тростника, выбор именно этих производств, а не других совершенно поэтому неправильно объяснять одними условиями естественной среды и географическим положением этих стран. Маркс зло высмеивал подобные объяснения. «Вы можете подумать, господа, что производство кофе и сахара представляет собой естественное призвание Вест-Индии. Двести лет тому назад природа, очень мало думающая о торговле, совсем не разводила там ни кофейных деревьев, ни сахарного тростника. И не пройдет, быть может, пятидесяти лет, как там нельзя будет найти ни кофе, ни сахару, так как вооруженная дешевыми средствами производства Ост-Индия уже начала победоносную борьбу против этого мнимого естественного призвания Вест-Индии».
Чем выше уровень производительных сил, находящихся в распоряжении общества, тем все более и более естественные различия отдельных стран отступают на задний план по сравнению с различиями общественно-исторического характера. Среди же различий последнего рода наиболее существенными являются различия, вызываемые неравномерным ростом производительных сил в разных странах.

Неравномерность развития производительных сил как основная причина образования различных хозяйственных типов стран

Неравномерность развития производительных сил, а не сами по себе естественно-географические условия, послужила причиной возникшего ранее, но усилившегося во второй половине XIX в. различия между странами, производящими для мирового рынка по преимуществу продукты сельского хозяйства, и странами, вырабатывающими для этого рынка по преимуществу фабричные изделия. Сырье, добываемое в аграрных странах, поступает на фабрики промышленной страны, перерабатывается там и возвращается затем в виде промышленных изделий на свою родину. «Создается новое соответствующее расположению главных центров машинного производства международное разделение труда, превращающее известные части земного шара в области земледельческого производства по преимуществу, а другие - в области промышленного производства по преимуществу» (Маркс).
Мировое разделение труда между странами аграрного и промышленного (или индустриального) типа воспроизводит разделение труда между двумя главными подразделениями общественного производства: сельским хозяйством и индустрией.
В центре мирового хозяйства оказались несколько капиталистических государств Европы (Англия, Германия, Франция п др.) и Соединенные Штаты Северной Америки. Эти государства, обладающие достаточными запасами угля и железа, построили собственный технический аппарат промышленности, машинизировали все отрасли своего хозяйства и соединили с собой при помощи морского и сухопутного транспорта отдаленные части мирового хозяйства. В некоторых же из этих стран процесс индустриализации зашел так далеко, что, например, Англия, за снабжение всего мира продуктами своего фабричного производства получила даже название «мастерской мира».
Рассмотрим теперь поближе те причины, которые заставили капитализм промышленных государств завязывать экономические связи, во-первых, друг с другом, во-вторых, с отсталыми в хозяйственном отношении странами.

Мировой рынок сбыта

Среди этих причин прежде всего надо отметить отставание сельского хозяйства от роста промышленности и неодинаковый темп развития разных отраслей внутри самой промышленности. Если крестьянство, вследствие низкого уровня развития земледелия, не в состоянии поглотить все производство текстильных фабрик, которые росли слишком быстро в сравнении с земледелием, то владельцы последних - «фабриканты не станут, конечно, ждать, чтобы другие отрасли народного хозяйства догнали в своем капиталистическом развитии текстильную индустрию. Фабрикантам нужен рынок немедленно, и если отсталость других сторон народного хозяйства суживает рынок в старом районе, то они будут искать рынка в другом районе, или в других странах, илп в колониях старой страны» (Ленин).
Опередившие отрасли имеют возможность производить товар в большем количестве, чем может поглотить внутренний рынок, вследствие чего эти отрасли сравнительно чаще, чем другие, страдают от перепроизводства товаров, вызывающего низкие разорительные цепы, падение нормы прибыли и т. д. Этим объясняется, почему капиталисты, связанные с этими отраслями, становятся самыми деятельнымп и горячими сторонниками политики, направленной к отысканию и приобретению внешних рынков. Благодаря внешним рынкам, промышленность, сдавленная узкими рамками внутреннего рынка, получает возможность самого широкого развития при условии получения достаточно высокой нормы прибыли, так как чем больше масса выбрасываемых ею па рынок товаров, том ниже издержки производства и выше сумма получаемого дохода.
Внешние рынки обнаруживают свое «благодетельное» влияние на промышленность вывозящей страны даже в том случае, когда этим рынком является другая промышленная страна, в которой почему-либо данная отрасль слабо развита. Тем более выгодным рынком будет отсталая страна, в которой ввозимые товары сбываются по еще более высоким ценам, чем в промышленной стране, так что получаемый в этом случае фабрикантами доход включает в себя дополнительную прибыль («сверхприбыль»). Возникновение «сверхприбыли» объясняется тем, что более передовая страна продает свои товары отсталой стране по ценам, стоящим выше их стоимости, «совершенно так же, как фабрикант, утилизирующий новое изобретение, прежде чем оно вошло во всеобщее употребление, продает дешевле своих конкурентов и, несмотря на то, выше индивидуальной стоимости своих товаров» (Маркс).
Различие норм прибыли, получаемых на внутреннем и внешнем рынках, более низкая на первом и более высокая на последнем, вот что заставляет капиталистов промышленных государств стремиться к расширению рынка за пределы государственных границ своего «национального хозяйства». Но так как лихорадочное искание внешних рынков охватывает одновременно все промышленные страны, то между последними возникает ожесточенная борьба за открытие новых рынков и завоевание старых.

Мировой рынок сырья

Отсталые страны представляют интерес еще в Другом очень важном отношении. В промышленных странах сельское хозяйство как общее правило не поспевает за развитием промышленности. В то же время эти страны нуждаются в огромном количестве сырых материалов для своих фабрик и продовольствия для своего населения. Развитие промышленности встречает препятствия в недостатке собственного сельскохозяйственного сырья. Цены на продукты сельского хозяйства систематически повышаются, что ведет к увеличению издержек производства, а значит и к понижению нормы прибыли.
Вот почему промышленные государства проявляют такой жгучий интерес к отсталым странам, в которых сельское хозяйство сохранилось как основное занятие населения. Без хлопка, доставляемого из Индии и Египта, не могла бы существовать текстильная промышленность Англии и других европейских государств. Среди других видов сырья, необходимых для мирового производства, за последние десятилетия выдвинулся каучук, произрастающий в полутропических странах. Потребление его повысилось, главным образом, вместе с развитием автомобильной промышленности. Главным потребителем каучука являются Соединенные Штаты, которые скупают больше половины всего мирового потребления, между тем как в результате существующего распределения полутропических владений преобладающая роль в этом производстве принадлежит Англии и отчасти Голландии. В силу этого источники каучука являются причиной Колониальная политика в эпоху промышленного напитала. непрекращающихся конфликтов между Англией и Соединенными штатами, получивших даже название «каучуковой войны».
Кроме сельского хозяйства, промышленные страны нуждаются в огромных массах минерального сырья. Основной материал, при помощи которого и из которого создается машина, это уголь и железо. Но количество этих ископаемых в недрах земли невозможно искусственно увеличить, как нельзя также изменить географию их размещения на земном шаре. Одни Соединенные Штаты обладают половиной всего мирового запаса каменного угля, в то время как Англия, которая нуждается в каменном угле для своей промышленности и кроме того для вывоза, располагает только одной двадцатой частью всего мирового запаса.
На первом месте по добыче нефти стоят Соединенные Штаты, но запасы нефти в этом государстве быстро истощаются и приближаются к концу. В то же время богатые и пока еще слабо использованные источники имеются в Мексике и Венецуэле, СССР, Персии, в Голландской и Британской Индии. Такое неравномерное распределение минерального сырья на земном шаре вызывает в промышленных странах погоню за территориями, обладающими ископаемым сырьем.

Для того чтобы сбывать свои изделия на чужих рынках или получать извне необходимое для промышленности сырье, промышленным странам, казалось бы, не было острой необходимости действовать путем завоевания внешних рынков и насильственного присоединения стран с отсталым хозяйством, так как та же цель могла быть достигнута в форме мирного товарообмена и методами чисто экономического давления. Тем не менее история капитализма показывает, что уже на самых ранних ступенях своего развития он предпочитает путь захватов чужих земель, путь насильственной колониальной политики. Все земли, которые находились по ту сторону Атлантического океана и на Тихом океане, быстро расхватывались капиталистическими государствами. Еще до возникновения промышленного капитализма, когда предметом международной торговли служили пряности, считавшиеся одним из драгоценных сокровищ, в отношениях европейских государств к заокеанским странам преобладали способы присвоения продуктов колоний путем грабежа и взимания постоянной дани.
В эпоху промышленного капитализма среди ввозимых из колоний товаров видное место начинает занимать хлопок. Затем рядом с хлопком занимает место привозной хлеб. Фабрики поглощают огромные количества материалов. Индия, Египет и др. колонии превращаются в поставщиков предметов массового потребления и промышленного сырья. Это создает прочную основу для производства в промышленных странах.
В интересах развития капиталистической промышленности усиленно эксплуатируются естественные богатства отсталых стран, которые в то же время являются наиболее выгодными рынками сбыта для промышленных изделий. Выгода, получаемая промышленными странами от торговли с отсталыми, совершенно очевидна. Для закрепления этих выгодных результатов исключительно за собой, капиталисты каждого промышленного государства стремятся подчинить отсталые страны своему политическому господству. В этом случае регулярные экономические сношения, будучи соединены с политическим подчинением, создают капиталистам господствующей державы весьма серьезные преимущества в борьбе со своими конкурентами.
Но стремление к захвату колоний вызывает сопротивление с двух сторон: во-первых, отчаянное сопротивление колониального населения, не желающего итти под капиталистическое ярмо, во-вторых, сопротивление конкурирующих промышленных стран, из рук которых ускользает ценная добыча, всем им одинаково желательная.
Этим объясняется, почему появление первых промышленных государств в Европе сопровождалось ожесточенной борьбой их между собой за колонии, продолжительными войнами, то стихающими, то вспыхивающими, с населением колоний, не перестававшим восставать против грабежа и вымогательства капиталистических завоевателей. Уже в этот период значительная часть заморских стран оказалась в обладании наиболее старых капиталистических государств, среди которых первое место заняла Англия, выросшая в могущественную колониальную державу.
Но своего величайшего развития колониальная политика достигает в следующую за этим эпоху господства монополий и финансового капитала, когда борьба за раздел и даже передел мира усиливается и достигает предельного напряжения.

Вывоз (экспорт) капитала

Пока, капитализм в промышленных странах развивается на основе свободной конкуренции, экономические отношения между странами основываются преимущественно на товарообмене: из промышленных стран текут в аграрные потоки готовых промышленных изделий, из аграрных стран в промышленные - товарные потоки сырья и продовольствия.
Картина резко меняется с развитием монополистического капитализма. Экономические взаимоотношения различных стран претерпевают коренное преобразование. Эта новая ступень в развитии мирового хозяйства тесно связана с тем фактом, что все большая и большая часть накапливаемого внутри передовых стран капитала ищет своего приложения за государственными границами. Вывозимый капитал перекочевывает через эти границы и уходит в колониальные и капиталистические менее развитые страны, насаждая в них капиталистическое производство со всеми вытекающими отсюда последствиями. Под влиянием растущего экспорта капитала борьба за рынки между главными капиталистическими государствами достигает крайнего обострения, причем в связи с этим изменяются самые формы этой борьбы.

Что такое экспорт капитала?

Под экспортом капитала следует разуметь вывоз капитала в форме ли товара или денег из одной страны в другую с целью получения из последней прибавочной стоимости, произведенной при помощи ввезенного туда капитала.
Допустим, что металлургический трест страны А продал организовавшейся в другой стране Б железнодорожной компании необходимые материалы для постройки железной дороги: рельсы, мосты и т. д. После того, как строительные материалы будут проданы, новые собственники вывезут их из страны А в страну Б, продавцы же получат взамен проданных товаров соответствующий эквивалент, который, в форме денег или каких-нибудь товаров, будет вывезен обратно из страны Б в страну А. После этого отношения между двумя группами капиталистов, принадлежащих к разным странам, прекращаются. Возобновление этих отношений произойдет уже на основе нового акта продажи и покупки товара. В описанном случае мы имеем дело с самым обыкновенным товарообменом между двумя странами.
Теперь возьмем другой случай. Группа капиталистов из страны А получает концессию на постройку в стране В железной дороги и на эксплуатацию ее в течение продолжительного времени. Необходимый для постройки капитал вывозится туда в виде средств производства (строительных материалов и др.) или в форме денег, если часть нужных материалов можно закупить внутри страны Б. Хотя эти материалы и будут фигурировать в торговых отношениях этих стран под рубрикой обычных товаров, но вывозятся они в действительности для того, чтобы дать им в другой стране производительное применение, т. е. как капитал для производства при его посредстве прибавочной стоимости. Капиталистам-собственникам вывезенного капитала, остающимся у себя на родине (в стране А), обеспечивается таким образом регулярное получение прибавочной стоимости, произведенной трудящимися страны В. Сущность этой операции составляет не продажа товаров, но помещение капитала в другой стране.
Но экспорт капитала будет иметь место и тогда, когда деньги отдаются другой стране взаймы на более или менее долгий срок, в течение которого кредиторы получают проценты с отданного ими капитала. Например какая-нибудь отсталая, бедная собственными капиталами страна приступает к постройке каких-нибудь предприятий с большим основным капиталом или тех же железных дорог, но, не имея возможности сразу оплатить стоимость ввезенных машин и материалов, она обращается за займом к одному илп нескольким заграничным банкам, обеспечивая своим кредиторам регулярную уплату процентов и частичного погашения долга из своего бюджета.
Из приведенных примеров видно, что капитал вывозится в другие страны или в форме капитала, приносящего проценты, или капитала, приносящего прибыль.

Вывоз капитала и экспорт товаров

Различие между экспортом товаров и экспортом капитала в форме товаров попытаемся выяснить на экономических взаимоотношениях двух государств: Англии и Китая.
Уже в ранний период мировой торговли Китай с его огромным населением открывал большие возможности для промышленности стран Европы. Раньше всего видное место в торговле между Англией и Китаем занял опиум. Попытки китайского правительства положить конец этой позорной торговли, находившейся в руках англичан и наносившей страшный вред китайскому населению, встретили самое решительное противодействие со стороны Англии. Решения Китая, запрещавшие торговлю опиумом, вызывали военные столкновения, которые неизменно заканчивались победой Англии, имевшей на своей стороне военное превосходство. Каждая война служила только предлогом для получения английскими купцами новых прав и привилегий п Китае. Но Англия была уже в этот период не только страной купцов, но и страной промышленников. Текстильная индустрия Англии создала ей славу «всемирной мастерской». Поэтому уже в тот ранний период англо-китайской торговли главной целью Англии было расширить рынок для своей хлопчатобумажной промышленности. Китай,был одним из рынков для английской промышленности, причем одним из очень важных. Эта торговля высоко развитой промышленной страны с отсталой земледельческой имела для Англии двоякое значение. Она, во-первых, открывала возможность капиталистам Англии сбывать на китайском рынке продукты своих предприятий и реализовать их стоимость, а следовательно, и заключенную в ней прибавочную стоимость, произведенную трудом английских рабочих. Но эта торговля, во-вторых, служила источником добавочной прибыли, попадавшей в карманы английских фабрикантов. Машинное производство давало им возможность производить пряжу и ткани гораздо дешевле, чем производили их китайские ремесленники, но продавать по значительно более высоким ценам, чем па английском рынке или на рынке другой какой-нибудь капиталистической страны. Взамен пряжи и ткани из Китая вывозились чай и шелк-сырец, которые но дорогой цене продавались затем на английском рынке. Эти операции - ввозные и вывозные - служили источником огромной добавочной прибыли, получаемой капиталистами Англии в течение долгого ряда лет.
Нарисованная картина экономических взаимоотношений Англии и Китая изменилась существенным образом с ростом тяжелой индустрии, монополистического капитализма и с установлением тесной связи между промышленностью и банками. Металлургические предприятия нуждались в рынках для своих изделий, а банки искали выгодного помещения собранных ими капиталов за границей. С другой стороны, Китай не имел собственного капитала для постройки железных дорог и мостов, для организации промышленных предприятий. Необходимый для этого основной капитал он мог получить извне либо в форме долгосрочного кредита, либо предоставляя английским капиталистам (а такжо и капиталистам других стран) концессии на создание в Китае промышленности и достройку железных дорог. В этот новый период капитализма на первый план выдвинулся экспорт капитала, который устремился в Китай в виде двойного потока: товаров и денег.
Среди товаров главное место заняли продукты металлургической промышленности, железные и стальные изделия. Английский капитал нашел свое производительное применение на железных дорогах, в горном деле, в судостроении, в машиностроении и в судоходстве. Китай потерял значение как рынок для хлопчатобумажных изделий, но зато его значение возросло, как рынка для текстильных машин. Английский капитал (в соединении с капиталом других стран) создал в Китае угольные рудники, пароходы, верфи, машиностроительные заводы, выплачивающие своим акционерам высокие дивиденды. Эти многочисленные промышленные предприятия дают возможность английскому капиталу производить вне Англии прибавочную стоимость и располагать ею, как своей собственностью, увеличивая таким образом капитал, вложенный в китайскую промышленность, или переносить его в другие колониальные страны. Но английский капитал нередко притекает в Китай и в форме банковского капитала. Английские банки открывают в Китае свои филиальные отделения. Эти банки либо предоставляют местным промышленникам кредит для организации предприятий всякого рода, либо они выступают посредниками для предоставления китайскому правительству значительных займов, часть из которых предназначается для постройки новых железных дорог или выкупа из чужих рук уже построенные ж.-д. линий.
В ряде случаев английские банки действовали совместно с банками других государств. Для банков займы были чрезвычайно выгодной операцией, но заодно они оказывались выгодными и для тех промышленных предприятий, в делах которых были заинтересованы банки. Как делится добыча между отдельными капиталистическими группами, об этом мы узнаем из описания, взятого из одной английской газеты («Манчестер Гардиан»):
«Китайское правительство заключает с синдикатом соглашение, некоторому последний принимает на себя обязательство разместить на рынке заем в столько-то миллионов фунтов стерлингов, на определенный срок, из обычных пяти процентов годовых. За услуги по размещению займа синдикат обычно получает комиссионные в размере от 2 до 5 процентов с номинальной суммы займа. Далее, на синдикат часто возлагается также закупка за границей материалов, которые могут понадобиться для постройки данной дороги, и за эти услуги синдикат получает опять-таки комиссионные в размере около 5% со стоимости закупаемых материалов. Соглашение обычно содержит такие условия, что, при равной цене и качестве, предпочтение при закупке материалов должно быть отдано промышленности той страны, в которой размещен заем, и что главный инспектор и главный бухгалтер... должны быть подданными страны заимодавца». Огромные барыши, доставляемые концессиями и займами, объясняют нам, почему иностранцы добивались и добиваются тех и других либо силой, либо различными подачками и взятками продажным китайским правителям.

Какими условиями вызывается вывоз капитала

Колоссальный рост производительности труда и концентрация производства, с одной стороны, монополистическая организация промышленности - с другой, как мы знаем, доставляют капиталистам все большие массы прибыли, которые доляшы найти выгодное приложение. Но помещение накапливаемых капиталов в пределах объединенной части промышленности означало бы расширение производства, а следовательно, увеличение суммы выбрасываемых на рынок товаров. Такое помещение идет вразрез с интересами капиталистических монополий, которые, как нам известно, стремятся к ограничению производства. Перекочевывая в другие отрасли, не захваченные монополиями, капитал распространяет и на них процессы концентрации и объединения, чем все более суживается область, в которой помещенный внутри страны капитал давал бы прибыль не ниже средней. Между тем сумма накапливаемой прибыли ежегодно растет. Но в то время как высоко развитые капиталистические государства страдают от перепроизводства капитала, отсталые и аграрные страны страдают от недостатка собственных капиталов, вследствие чего спрос на них в этих странах бывает обыкновенно выше предложения. Отсутствие достаточного количества собственных капиталов не дает возможности развернуть промышленность в соответствии с существующей потребностью. Слабость промышленного развития создает в этих странах избыток рабочей силы, не находящей производительного применения, отчего заработная плата стоит обыкновенно на низком уровне. Так .как с дешевизной рабочей силы соединяется дешевизна сырых материалов и низкая земельная рента, то все эти обстоятельства действуют понижающим сбразом на издержки производства товаров. Высокий процент на ссудный капитал и высокая предпринимательская прибыль в отсталых странах являются сильной приманкой для привлечения капитала.
Существует еще одно обстоятельство, которое усиливает движение капитала из высоко развитых государств в отсталые. Это - таможенная политика. Каждое государство стремится оградить свою «отечественную» промышленность высокими пошлинами, имеющими одну единственную цель: затруднить доступ на внутренний рынок иностранным товарам и создать монопольное положение для «своей» промышленности.
Но таможенная охрана, затрудняя доступ товарам из других стран, не только не мешает проникновению иностранного капитала, но ставит организованные им в чужих странах предприятия в такое же привилегированное положение, в каком находится собственный «отечественный» капитал этих стран. Таким сбразом протекционизм, т. е. охрана промышленности при помощи высоких пошлин, дает сильный толчок вывозу капитала в страны, защищенные таможенной стеной. Иностранный капитал, создавая там крупные предприятия, и сам начинает пользоваться благами таможенной охраны.

Размеры вывозимого капитала

Накануне мировой войны капиталы вывозили преимущественно западно-европейские страны: Англия, Франция, Германия. Была сделана попытка вычислить общую сумму народного достояния главных стран и размеры капиталов, вложенных за границей.
Если вычислить процентное отношение вывезенного капитала к национальному богатству, то окажется, что Англия вывезла в другие страны 24%, Франция - 15%, Германия - 6:, Соединенные штаты - 2%. Сумма английского капитала, помещенного за границей, определялась в 3 500 млн. ф. ст.; французский же капитал равнялся 1800 млн. ф. ст., а германский- 1 200 млн. ф. ст.
Капитал экспортировался в молодые страны, стоящие на более низкой ступени капиталистического развития. Так, например, Англия наибольшую часть из общей суммы вывезенного капитала поместила в Америке, в Европе же всего 7%. Наоборот, Франция главную часть своих заграничных вложений, примерно, 65% направила в Европу и прежде всего в Россию, причем помещенный в России капитал был главным образом ссудный капитал, предоставленный взаймы русскому правительству. За время и после войны произошли значительные изменения в этой области. Одним из этих изменений было перемещение центра экспорта капитала из Европы в Соединенные штаты. Соединенные штаты как самая богатая страна в мире имеют возможность предоставлять другим странам большие кредиты и вывозить большие суммы, чем Англия. За последние годы Соединенные штаты вывозили в среднем свыше одного миллиарда долларов в год, т. е. в два раза больше, чем Англия. Количество экспортированного за границу главными странами капитала показывает, что наиболее крупными вкладами за границей обладает в настоящее время Англия, но что Соединенные штаты постепенно не только выравниваются с Англией, но и опережают ее.

Борьба за рынки

Наряду с изменением форм экономических связей между странами в мировом хозяйстве (выдвижение на первый план экспорта капитала вместо экспорта товаров) при монополистическом капитализме меняется и характер конкуренции между ними на мировом рынке. Во-первых, значительно более острой и ожесточенной становится борьба за рынки с быта и источники сырья, во-вторых, к этой борьбе присоединяется борьба за области для приложения капиталов, экспортируемых из передовых капиталистических стран.
Мы уже видели выше, какие громадные суммы вкладываются европейскими и американскими капиталистами за границей. По мере того, как развитее монополистических объединений с их политикой ограничения размеров производства и сбыта сужает возможности приложения новых капиталов внутри страны, сумма капитала, вывозимого в отсталые и колониальные страны, быстро растет. Но чем больших размеров достигает экспорт капиталов, тем важнее становится задача обеспечить за собою области для их приложения. При этом нужно иметь в виду, что именно при экспорте капитала развитые капиталистические государства сильнее всего заинтересованы в политическом подчинении и порабощении отсталых стран. Ведь тут, в отличие от экспорта товаров, огромные капиталы закрепляются в чужих областях прочно и на длительные сроки, затрачиваясь на сооружение фабрик и заводов, постройку железных дорог, электрических станций и т. п. крупных и требующих значительного основного капитала предприятий. Ясно, что капиталисты, рискующие такими капиталами, стремятся получить возможно более неограниченный контроль над теми странами, куда эти капиталы вывозятся. Господство над этими странами важно как для обеспечения сохранности уже вложенных капиталов, так и для того, чтобы способствовать вывозу туда новых. Чем более зависимой является та или иная страна, тем легче добиться в ней новых концессий и всякого рода льгот и привилегий, тем скорее можно превратить ее в своего должника и источник эксплуатации.
Если при монополистическом капитализме, с одной стороны, появляется и развивается ожесточенная борьба между передовыми капиталистическими государствами за сферы приложения вывозимого из них капитала, то, с другой стороны, усиливается и обостряется и борьба за рынки для сбыта товаров и для закупки сырья. В погоне за прибылями монополистические союзы капиталистов не довольствуются вытеснением своих соперников внутри страны, по стремятся к уничтожению и иностранной конкуренции. В этом отношении могучим средством в их руках является таможенная политика. Таможенные пошлины, введенные в свое время в целях защиты отсталых отраслей промышленности, превращаются теперь из «покровительственных» в «картельные», т. е. в орудие повышения прибылей могущественных трестов и синдикатов, и вздуваются все выше и выше. Благодаря этому вывоз товаров из одной развитой капиталистической страны в другую становится все более и более затруднительным. Усиливается погоня каждой из них за такими внешними рынками, па которых она могла бы полновластно распоряжаться, не будучи ограничена таможенными рогатками и препонами, т. е. погоня за колониями.
Стремление к расширению колониальных владений усиливается также и вследствие все возрастающего недостатка, сырых материалов, необходимых для промышленности. Сельское хозяйство европейских стран, под влиянием тех препятствий, которые ставит ему частная собственность на землю, отставало в своем развитии от промышленности. В то же время индустриализация хозяйства г> Соединенных штатах, бывших главным поставщиком многих предметов питания и сырья, ограничивала приток отсюда с.-х. продуктов. В результате этого потребность в завладении новыми странами, из которых мсжно , было бы выкачивать значительные массы необходимого сырья, становилась все более настойчивой. Итак, в силу ряда причин в эпоху монополистического капитализма погоня за рынками для закупки сырья, сбыта товаров и вывоза капиталов делается особенно сильной и напряженной.

Раздел мира между великими державами

Понятно поэтому, что именно с конца XIX века, т. е. со времени развития монополистического капитализма, колониальные захваты развиваются особенно быстрым темпом. В 1876 г. только у Англии, России и Франции имелись крупные колониальные владения, составлявшие 40,4 млн. квадратных километров территории с 273,8 млн. жителей. За промежуток времени, протекший с 1876 по 1914 г., не только эти страны значительно расширили свои владения, но на арену колониальной политики выступили и новые страны, быстрое капиталистическое развитие которых толкало их на путь экспансии (расширения своих владений), - Германия, Соединенные штаты и Япония. В 1914 году у перечисленных выше шести великих держав площадь колоний составляла уже 65 млн. кв. километров, а население этих колоний - 623,4 млн. человек. Вся колоссальность этих цифр станет для нас яснее, если вспомнить, что площадь этих шести метрополий равнялась всего 16,6 млн. километров (т. е. была в 4 раза меньше площади колоний), население же их составляло 437,2 млн. человек (т. е. было на 1/5 меньше населения колоний).
Выше мы привели данные, касающиеся только колоний в полном смысле слова, т. е. стран, утративших свою независимость как в экономическом, так и в политическом отношениях, притом лишь данные о колониях великих держав. Но нужно, кроме того, учесть, что огромные территории принадлежат таким странам, которые, хотя формально и независимы, но фактически с экономической точки зрения представляют собою сферы влияния и эксплуатации для великих держав. На долю таких «полуколоний» - Турции, Персии и Китая в 1914 г. приходилось 14,6 млн. километров территории с 361,2 млн. жителей. Далее, нужно принять во внимание и колонии, принадлежащие различным маленьким государствам - Бельгии, Голландии, Португалии и др., которые в общей сложности составляют также немалую величину (в 1914 г. - 9,9 млн. килом, с 45,3 млн. жителей.
Если сложить площадь и население великих держав, их колоний и полуколоний и прибавить к этому площадь и население колоний малых государств, то мы получим для 1914 г. около 106 млн. кв. километров и 1 367 млн. жителей. На долю всех остальных стран приходилось всего 28 млн. килом, и 290 млн. жителей. Эти данные неоспоримо свидетельствуют о том, что в начале XX века уже почти не оставалось свободных земель, не поделенных между крупнейшими капиталистическими странами и не превращенных ими в колонии и облати эксплуатации для отечественного капитала.

Что такое империализм?

Во всем предыдущем изложении мы рассматривали различные стороны капитализма на его новейшей стадии развития, именуемой обычно империализмом. Сводя все основные особенности этой эпохи, Ленин в следующих словах дает обобщающее определение империализма: «Если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма. Такое определение включало бы самое главное, ибо, с одной стороны, финансовый капитал есть банковский капитал монополистически немногих крупнейших банков, слившийся с капиталом монополистических союзов промышленников, а с другой стороны, раздел мира есть переход от колониальной политики, беспрепятственно расширяемой на незахваченные ни одной капиталистической державой области, к колониальной политике монопольного обладания территорией земли, поделенной до конца.
«Но слишком короткие определения хотя и удобны, ибо подытоживают главное, - все же недостаточны, раз из них надо особо выводить весьма существенные черты того явления, которое надо определить. Поэтому, не забывая условного и относительного значения всех определений вообще, которые никогда не могут охватить всесторонних связей явления в его полном развитии, следует дать такое определение империализма, которое бы включало следующие пять основных его признаков: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банковского капитала с промышленным и создание на базе этого «финансового капитала» финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами. Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами»

Перерождение мирной конкуренции в вооруженную

Те коренные изменения, которые претерпевает весь строй хозяйственной жизни в эпоху империализма, приводят к изменению методов конкуренции между капиталистами. В эпоху промышленного капитализма конкуренция велась индивидуальными капиталистами внутри каждой отдельной страны, причем орудие вытеснения с рынка соперников служило повышение производительности предприятий и понижение издержек производства и цен на товары. В эпоху империализма борьба происходит уже не между отдельными предпринимателями внутри страны, но между монополистическими союзами капиталистов различных стран, тесно спаянными с государственной властью и использующими всю мощь последней в своих целях. Целью этой борьбы здесь является экономическое подчинение и политический захват огромных территорий, превращаемых в рынки для выколачивания сырья, сбыта товаров и вывоза капиталов, средством же для этого служат не столько низкие цены, сколько сильная армия и флот. Мирная конкуренция промышленных предпринимателей перерождается в вооруженную конкуренцию империалистических держав, неизбежно приводящую к бешеной скачке вооружений, непрерывной подготовке к войне и, наконец, как к завершению всего этого, к яростным империалистическим бойням за передел мира.
Неизбежность войн в эпоху империализма обусловливается, в основном, следующими двумя обстоятельствами. Во-первых, поскольку раздел мира между крупнейшими капиталистическими государствами закончен, постольку расширение существующих владений связано для каждого из них с вытеснением из этих владений другого государства, а этого можно добиться только вооруженной рукой. «Весь мир почти поделен между «хозяйствами» великодержавных наций. Совершенно понятно поэтому, что конкуренция обостряется до невероятного предела, и что давление капиталистической экспансии на оставшиеся свободными страны возрастает в такой же мере, как и шансы грандиозной свалки крупно-капиталистических держав» (Бухарин).
Во-вторых, неравномерность экономического развития различных стран приводит к тому, что оставшаяся на их долю при разделе мира часть перестает соответствовать их экономической силе и возможностям, так что становится неизбежной борьба за передел мира. Перенося к себе новейшие методы и усовершенствования иностранной техники и ввозя иностранные капиталы, молодые капиталистические страны движутся семимильными шагами по пути экономического развития, догоняя и обгоняя страны старого капитализма. Так, например, если в 1870 г. Англия по добыче чугуна стояла на первом месте, производя б 960 тысяч тонн, а Соединенные штаты и Германия значительно отставали от нее, производя 1 670 и 1 390 тыс. тонн, то уже к 1903 г. она передвинулась на третье место (8 935 тыс. тонн), уступив первенство Соединенным штатам (18 009 тыс. тонн) п Германии (9 860 тыс. тонн). Развиваясь столь стремительным темпом, страны молодого капитализма перерастают границы собственного рынка, сами начинают вывозить капиталы и стремиться к приобретению областей для их приложения. Но они появились на арену империалистической политики слишком поздно, мир уже поделен и добывать свое «место под солнцем» им приходится путем вооруженной борьбы за передел захваченной другими добычи.

Противоречия капиталистического общества в эпоху империализма

Выше мы уже познакомились с основными противоречиями капитализма, свойственными капиталистическому обществу как таковому. На империалистической ступени развития все эти противоречия усиливаются и обостряются и, кроме того, появляются новые противоречия, вытекающие из особенностей монополистического капитализма. Акционерные общества, монополистические союзы капиталистов внутри каждой отдельной страны, наконец, международные монополистические объединения - все это означает гигантскую централизацию капитала и колоссальное обобществление труда: массы предприятии и долге целые отрасли производства управляются теперь из единого центра. Но все это обобществление производства носит противоречивый характер, так как во главе его стоят немногочисленные 1руппы крупнейших капиталистов, руководящиеся исключительно своими частно-капиталистическими интересами, борющиеся друг с другом и неспособные преодолеть анархию и неупорядоченность хозяйственного целого. Противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением достигает в эпоху империализма своей наивысшей точки.
Необычайно усиливается и противоречие между производительными силами и производственными отношениями. Двигателем технического прогресса при капитализме является конкуренция между предпринимателями на рынке, при которой сильнейшим оказывается тот, кто производит товары наиболее дешево, и которая поэтому толкает каждого капиталиста к повышению производительности труда в своем предприятии. При империализме, как мы знаем, эта конкуренция ограничивается, целые отрасли попадают в руки монополистов, и последние могут искусственно задерлшвать применение новых технических усовершенствований для того, чтобы избежать нежелательного для них расширения производства и иметь возможность поддерживать цены на высоком уровне. Пример подобной политики приводит Ленин, указывая на то, что немецкий картель бутылочных фабрикантов купил право на применение бутылочной машины Оуэнса и в то же время задерживал фактическое применение ее в производстве. «Конечно, - замечает при этом Ленин, - монополия при капитализме никогда не может полностью и на очень долгое время устранить конкуренцию со всемирного рынка. Конечно, возможность понизить издержки производства и повысить прибыли посредством введения технических улучшений действует в пользу изменений. Но тенденция к застою и загниванию, свойственная монополии, продол-лист, в свою очередь, действовать и в отдельных отраслях промышленности, на известные промежутки времени она берет верх». Сильнейшим образом увеличиваются при империализме и непроизводительные затраты труда, так как издержки на подготовку п ведение империалистических войн достигают огромных размеров. Стоит только вспомнить, что одни лишь военные расходы государств во время последней мировой войны составили по довоенным ценам свыше 80 млрд. долларов, т. е. на 10 млрд. больше, чем оценивалось в 1914 году все имущество Великобритании!
В связи с тем, что с каждым годом Великобритания и другие капиталистические державы все больше превращаются в страны, живущие с колониальной дани, английский экономист Гобсон набросал картину будущего империализма. Массы незанятого капитала устремляются в колонию, откуда взамен поступают предметы потребления. Собственная промышленность приходит в полный упадок. Центры промышленности переносятся в колонии. Из числа последних первое место должен занять Китай с его неиссякаемым источником рабочей силы.
«Большая часть Западной Европы приобрела бы тогда внешность и характер некоторых излюбленных уголков Южной Англии, Ривьеры или Италии и Швейцарии, засиженных туристами или сильными мира сего. В ней жили бы тогда небольшие группы богатых аристократов, собирающих дивиденды и гонорары с Дальнего Востока, несколько более многочисленные группы профессиональных откупщиков и торговцев, большое количество домашней прислуги, транспортных рабочих и рабочих, занятых последней стадией производства наиболее нежных, скоропортящихся продуктов; все главные отрасли промышленной жизни исчезли бы, так как главные предметы питания и промышленности потекли бы, как дань, на Азии и Африки».
Иначе говоря, капиталистические державы превратились бы в паразитов, живущих трудом подвластных им народов.
Еще более характерны для империализма те новые и своеобразные противоречия, которые появились на его основе.
Это - прежде всего раскол мирового хозяйства на два враждебных лагеря: лагерь империалистических государств и лагерь победоносного пролетариата в СССР. Противоречие между капиталистическим миром и СССР это противоречие между капитализмом и социализмом в рамках преждо единого мирового хозяйства, противоречие, означающее глубочайший кризис мировой капиталистической системы.
Но и внутри капиталистического мира обострились в сильнейшей мере противоречия. Это, во-первых, противоречие м ежду империалистическими государствами и колониальными странами, во-вторых, противоречия в среде самих империалистических держав.
Порабощая и эксплуатируя отсталые страны, превращая их в свои колонии и «сферы влияния», передовые капиталистические государства восстанавливают против себя все население этих стран. Не только рабочие, беззастенчиво эксплуатируемые иностранным капиталом, не только крестьяне, разоряемые непосильными налогами, но и буржуазия колоний, заинтересованная в свободном экономическом развитии своей области, восстает против иностранного засилия. Возникают мощные национальные движения, ставящие своею целью освобождение из-под гнета империализма, и империалистическим державам становится все труднее удерживать свою власть над чужими землями.
К этому присоединяются противоречия и борьба в лагере самих империалистов, стремление к захвату колоний, принадлежащих другому государству, желание перекроить карту земного шара и урвать себе лучшие куски. Наивысшее выражение все эти противоречия получают в империалистических войнах.

Неизбежность крушения капитализма

Подобно тому как кризисы являются средством временного разрешения противоречий, присущих капитализму вообще, так империалистические войны являются средством временного разрешения противоречий, свойственных империализму. Побежденные соперники устраняются на время со сцены, колонии подавляются, огромные капиталы уничтожаются, и в течение некоторого времени силы, подтачивающие империализм, загоняются внутрь капиталистического организма и действуют в нем в скрытом виде.
Однако противоречия эти скрываются на время лишь затем, чтобы впоследствии проявиться еще сильнее и резче. На место одних стран, борющихся за мировое владычество, встают другие, борьба менаду ними разгорается с новой силой, а вместе с тем усиливается и временно подавленное революционное движение в метрополиях и колониях. Капиталистическое общество неуклонно идет к своему неизбежному концу, предсказанному Марксом в следующих словах:
«Наряду с постоянным уменьшением числа магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса переворота *), растет масса нищеты, гнета, порабощения, вырождения и эксплуатации, но вместе с тем растет и возмущение рабочего класса, непрерывно увеличивающегося, вышколенного, объединенного и организованного самим механизмом капиталистического процесса производства. Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вместе с нею и благодаря ей достиг расцвета. Централизация средств производства и обобществления труда достигают уровня, при котором они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Последняя разрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют».

*) Речь идет о техническом перевороте и об обобществлении производства, который принес с собой и развивает капитализм.


Источник: Э. Я. Брегель и Р. М. Кабо "Рабочая книга по обществоведению", Госиздат, М-Л, 1929 г


Какие штрафы грозят тем, кто затевает ремонт в своей квартире






Теория и практика
Кредиты могут быть разными. Попробуем разобраться в их главных отличиях и основных особенностях:

Ипотечный кредит >>

Автокредит >>

Потребительский кредит >>

Ломбардный кредит >>
Практически все крупные банки предлагают разнообразие кредитных карт. В чем их основные отличия?

См. подробности >>


Оценка кредитоспособности заемщика

Особенности страхования кредитов

Обеспечение исполнения обязательств по кредиту
Кому может быть предоставлен ипотечный кредит? Можно ли продать купленную квартиру до полного погашения кредита?

См. ответы на вопросы >>


Отказы по кредитам. Распространенные причины

Риск кредитования. Чем рискуют банки

Расчеты с помощью пластиковых карт


Особенности залога при ипотечном кредитовании

В магазин за экспресс-кредитом: покупки без денег

Ипотека для военнослужащих: как получить жилье

Главный риск заемщика - невыплаты по кредиту

Налоговый учет процентов по кредиту
   © При цитировании гиперссылка обязательна.