В состав небанковских кредитных организаций входят ломбарды, общества взаимного кредитования, кредитные союзы и др. организации.

См. подробности >>


Преимущества рефинансирования ипотечного кредита

Условия предоставления кредита под залог квартиры

Процентные ставки по кредитам и их значение


Автокредит по кредитной карте: схема предоставления

Автокредитование в Москве: тенденции авторынка

Экспресс автокредит: на что можно надеяться

Страхование автокредитов: условия и процентные ставки

Автомобили трейд ин: меняем старую машину на новую

Кто пользуется автокредитами с быстрым оформлением
На правах рекламы:


Господство финансовой олигархии в экономической и политической жизни


Образование финансовой олигархии

На почве сращивания банковского и промышленного капитала возникает и развивается непосредственная личная связь, «личная уния» руководителей банковских и промышленных монополий. Директоры банков становятся членами руководящих органов промышленных предприятий и, наоборот, руководители промышленных монополий входят в число членов правлений банков.
Банковский воротила и промышленный туз настолько срастаются, что становится невозможным определить, к какой из этих категорий относится тот или иной магнат капитала. Крупнейшие монополистические объединения в банковском деле, промышленности, торговле, в самых разнообразных отраслях капиталистического хозяйства возглавляются крайне ограниченным кругом лиц.
Рост монополий, и финансового капитала приводит к тому, что в каждой капиталистической стране ключи хозяйственной жизни сосредоточиваются в руках немногочисленной кучки банкиров и монополистов-промышленников. Судьбы страны вершат немногие крупнейшие финансовые, и промышленные монополисты, всесильная финансовая олигархия (греческое слово «олигархия» означает господство немногих).
Подавляющая масса ценностей контролируется ничтожной кучкой магнатов капитала. Так, в Англии менее 2 проц. собственников владеет 64 проц. богатства страны. В США 1 проц. собственников держит в своих руках 59 проц. всего богатства страны.
В руках немногих крупнейших воротил капитала сосредоточивается судьба всего капиталистического мира. Один из крупнейших деятелей капиталистической Германии первой четверти XX века, директор электротехнического треста АЭГ Вальтер Ратенау, однажды откровенно заявил: «Триста человек, знающих друг друга, руководят хозяйственными судьбами мира и назначают своих преемников из своего же круга».

Финансовая олигархия в США

Классической страной неограниченного всeвластия и произвола финансовой олигархии являются Соединенные Штаты. В исследовании группы прогрессивных американских экономистов «Монополии сегодня», выпущенном в свет в конце 1950 года, приведен обширный фактический материал, наглядно показывающий, что в экономике США господствуют четыреста банкиров и промышленников. В 1950 году они держали в своих руках почти треть из 3705 директорских постов в советах 250 крупнейших корпораций.
В это число входит 200 крупнейших нефинансовых компаний, каждая из которых имеет активы на сумму от 125 млн. долларов и выше, и 50 крупнейших финансовых корпораций (включая банки и компании по страхованию жизни), каждая из которых имеет активы, превышающие 527 млн. долларов. Активы (всех этих 250 компаний составляют 192,8 млрд, долларов, то есть около 42 проц. суммы активов всех корпораций в Соединенных Штатах, равной 461,5 млрд, долларов. Некоторые из этих гигантских корпораций входят в еще более узкий круг — в «клуб корпораций-миллиардеров», активы которых составляют миллиард долларов и более.
К концу 1952 года IB США насчитывалось 66 таких объединений. В общей сложности их капитал составляет почти 175 млрд. долларов. Эти 66 корпораций —лишь незначительная часть, одна сотая процента более чем 660 тыс. объединений, существующих в Соединенных Штатах. Но, в 1952 году они владели 28,3 проц. активов всех корпораций.
Путем участия в директоратах других фирм и компаний, через систему дочерних предприятий или путем внутренних финансовых взаимосвязей они контролируют свыше 75 проц. активов всех корпораций. 127 крупнейших американских дельцов занимают 289 руководящих постов в директоратах 66 корпораций-миллиардеров. Эта кучка крупнейших плутократов во имя своих узкоэгоистических интересов определяет курс американского правительства, направляя его но пути крайней реакции внутри страны и разжигания агрессивных авантюр на международной арене.
По данным американского прогрессивного экономиста Перло, 16 директоров, входивших в совет директоров компании «Дженерал электрик», в конце 1954 года имели следующие связи: 7 — были директорами моргановских банков; 2 — президентами промышленных корпораций, основные банковские связи которых вели к группе Моргана; 2 — директорами бостонских банкирских домов; 1 — партнером нью-йоркской компании «Гоулдман, Закс энд компани»; 3 — -директорами различных банкирских домов в Чикаго, Питтсбурге и Кливленде и только один из 16 директоров не занимал каких-либо постов на стороне.

Владычество крупнейших финансовых групп

Сложный механизм современного капитализма позволяет немногим крупнейшим финансовым группам господствовать над огромными массами капитала. Такими группами являются, например, основные финансовые группы Соединенных Штатов Америки, крупнейшие во всем капиталистическом мире.
Ядром группы Моргана является банкирский дом Моргана. С самого начала первой мировой войны группа Моргана финансировала англо-французскую коалицию, и ее финансовые интересы сыграли далеко не последнюю роль среди причин, приведших к вступлению Соединенных Штатов Америки в войну весной 1917 года. На займы, заключенные в Соединенных Штатах Америки, англо-французский блок закупал огромные массы военных материалов, вследствие чего промышленность Соединенных Штатов Америки работала с огромной нагрузкой, расширяя производство из месяца в месяц.
Американский посол в Англии Пейдж 5 марта 1917 года писал руководителю внешней политики Соединенных Штатов Америки Лансингу: «Пожалуй, наше вступление в войну — это единственная возможность сохранить нашу развитую торговлю и предотвратить панику». Вскоре после этого Соединенные Штаты Америки вступили в войну.
Группа Моргана господствует в ряде крупнейших американских промышленных монополий (среди них американский Стальной трест, автомобильный концерн «Дженерал моторс», всеобщая электрическая компания «Дженерал электрик», корпорация «Пульман», телефонная и телеграфная компания, десятки электрических компаний, ряд основных железнодорожных компаний, несколько важнейших банков: «Гаранта трест», «Бэнкер трест» и «Нью-Йорк трест компании».
Финансовая группа Рокфеллера охватывает множество промышленных, транспортных, торговых и банковских предприятий; ее ядро составляют нефтяной трест «Стандард ойл» и крупнейший в Соединенных Штатах Америки банк «Чейз нейшнел бэнк».
Группа Меллона охватывает ряд промышленных предприятий и банков (среди них алюминиевый трест); Группа Дюпона — главным образом военные и химические производства, среди них заводы по производству атомных бомб и другие.

Финансовая олигархия в Германии

В Германии накануне первой мировой войны шесть крупнейших берлинских банков имели своих директоров в 344 промышленных предприятиях и членов правлений еще в 407, а всего в 751 обществе. С другой стороны, в руководящие органы этих шести банков входил 51 крупнейший промышленник.
В дальнейшем эта «личная уния» получила еще большее развитие. В 1932 году в руководящие органы трех основных берлинских банков входили 70 крупнейших представителей промышленности, в том числе директора Стального треста, Химического треста, фирмы Круппа, других металлургических комбинатов и т. д.. Эта немногочисленная и замкнутая клика магнатов капитала, тесно-связанная c юнкерами-помещиками, сыграла решающую роль в фашизации Германии, приведя в 1933 году гитлеровцев к власти.
Эта же каста финансовых олигархов стоит во главе экономической жизни Западной Германии в настоящее время. В результате дальнейшего роста концентрации капитала число подлинных правителей Западной Германии еще более сократилось по сравнению с довоенным периодом.
После второй мировой войны три крупнейшие банковские монополии — «Дейче банк», «Дрезднер банк» и «Коммерцбанк» были полностью восстановлены. В 1938 году «большая тройка» сосредоточивала у себя 43 проц. всех банковских вкладов Германии, а в 1957 году их преемники сосредоточили уже 57 проц. всех банковских вкладов ФРГ.
Наиболее мощная из трех банковских монополий ФРГ — «Дейче банк» — имеет широкие связи с господствующими промышленными монополиями. Наблюдательный совет банка состоит из 48 человек, которые занимают в общей сложности 622 руководящих поста в 126 крупнейших акционерных компаниях ФРГ. Финансовый магнат Абс занимает сейчас 39 руководящих постов в банковских, торговых и промышленных предприятиях. Эта каста финансовой олигархии руководит всем делом ремилитаризации страны, возрождения ее военно-экономического потенциала и реваншистских вооруженных сил.

Господство финансовой олигархии в политической жизни

«Личная уния» между монополистами — руководителями промышленности и банков—находит свое существенное дополнение в личной унии между воротилами финансового капитала и верхушкой государственного аппарата. Во всех капиталистических странах в эпоху империализма правительства составляются либо из доверенных лиц и приказчиков господствующих монополий либо из самих монополистов.
В Соединенных Штатах магнаты монополий особенно часто занимают руководящие посты в правительстве. Так, с 1928 по 1932 год президентом США был Гувер — один из крупнейших горнопромышленников. Пост министра финансов в правительстве Гувера занимал миллиардер Меллон, владелец банкирского дома и глава американского Алюминиевого треста.
Во время второй мировой войны виднейшую роль в американском правительстве играли один из заправил Стального треста Стеттиниус, председатель автомобильной фирмы «Дженерал моторс» Надсен, возглавлявший управление военного производства, и другие. После окончания войны представители монополистических организаций заняли вое руководящие посты в американском правительстве.
В то же время люди, уходящие с государственной службы, получают теплые местечки в виде чрезвычайно выгодных постов в крупных капиталистических фирмах, для которых они представляют особую ценность своими «связями» в государственном аппарате.
В правительстве Эйзенхауэра засилье крупнейших монополистов было так велико, что американская печать называла его правительством миллиардеров. По подсчетам прогрессивного американского профсоюзного журнала «Марч оф лейбор», члены правительства Эйзенхауэра до своего назначения на министерские посты занимали директорские должности в 86 самых крупных корпорациях США, основной капитал которых превышает 20 млрд. долларов. Когда два виднейших монополиста, Вильсон и Хэмфри, получили министерские посты в правительстве Эйзенхауэра, архиреакционный американский журнал «Форчун» писал, что президент «вряд ли мог выбрать двух человек, которые бы в большей степени представляли интересы крупного капитала середины XX века, его методы, его философию и его гонор».
Зачастую деятели, стоящие целиком на позициях капитализма, в той или иной форме признают всевластие магнатов финансового капитала. Президент США Франклин Делано Рузвельт в апреле 1938 года в послании конгрессу писал: «В нашей стране сейчас происходит беспримерная в истории концентрация власти в частных руках... Эта тяжелая рука финансового и управленческого контроля лежит на крупных и имеющих стратегическое значение отраслях американской промышленности». Буржуазный американский профессор А. А. Берл-младший в вышедшей в 1954 году книге «Капиталистическая революция XXвека» писал, что американская промышленность представляет собой «концентрацию экономической собственности, возможно, большую, чем когда-либо имевшую место в истории».
Либерально-буржуазный американский профессор Райт Миллс признает, что входящие в состав американского конгресса 96 сенаторов и 435 членов палаты представителей «не представляют рядовых граждан», что они «представляют тех, кто преуспел на предпринимательском поприще и в сфере деятельности свободных профессий».
В особенно откровенной и грубой форме «личная уния» между правительством и магнатами капитала осуществлялась в гитлеровской Германии. Во главе каждой отрасли народного хозяйства были поставлены в качестве «фюреров» крупнейшие промышленники, банкиры, купцы. В то же время главари фашистской партии и сановники гитлеровского государства стали владельцами концернов и банков, обзавелись крупными пакетами акций и т. д. .Во время войны руководители крупнейших монополистических организаций — стального и химического трестов, электротехнических фирм «Сименс» и «Всеобщей компании электричества», концерна Геринга и т. д. — вошли в состав созданного Гитлером совета по вооружениям, обладавшего огромной властью.

Всевластие финансовой олигархии

Если воротилы финансового капитала не возглавляют правительств лично, то их влияние на политику от этого нисколько не уменьшается. Они обладают действительной властью, фактически свергая и назначая правительства, они разжигают борьбу против рабочего движения в метрополиях и национально-освободительных движений в колониях. Они вдохновляют поджигателей войны, а в мирное время являются застрельщиками политики силы, захватнических действий, гонки вооружений.
Финансовая олигархия держит в своих руках всю буржуазную прессу, подкупает высших чиновников, парламентариев и т. д. Существует множество способов подкупов, взяток в виде акций того или иного предприятия, выгодных местечек и т. д.
«Монополия,—пишет В. И. Ленин, — раз она сложилась и ворочает миллиардами, с абсолютной неизбежностью пронизывает все стороны общественной жизни, независимо от политического устройства и от каких бы то ни было других «частностей».
Концентрация богатства и власти в руках небольшой кучки лиц, чудовищное противоречие между формальной, показной стороной буржуазной демократии и фактическим неограниченным господством финансовой олигархии настолько бросаются в глаза, что примерно с начала XX века возникла обширная литература о действительных властелинах капиталистических стран. Больше всего «повезло» в этом отношении, естественно, американским миллиардерам.
Имеется рад книг, множество журнальных и газетных статей о финансовой олигархии Соединенны« Штатов Америки в целом и об отдельных династиях некоронованных королей стали, нефти, железных дорог, алюминия, автомобилей и т. д. Немало написано и о финансовой олигархии других стран—о знаменитых «двухстах семействах» Франции (название это происходит от двухсот наиболее крупных акционеров Французского банка), о подлинных хозяева« Англии, ФРГ, Италии и других стран.

Подлинные хозяева США

Фердинанд Ландберг, автор вышедшей в 1938 году и переизданной в 1946 году книги «60 семейств Америки», пишет: «В настоящее время США владеет олигархия из 60 богатейших семейств, поддерживаемых приблизительно 90 другими семействами меньшего богатства. Господствует над США эта олигархия под скромным флагом демократического де-юре правительства, за которым скрывается правительство де-факто, абсолютистское и плутократическое в полной мере, — правительство денег в демократии доллара». Автор указывает, что эти 60 семейств располагают династическими, то есть передаваемыми то наследству, владениями, посравнению с которыми старые коронные владения Романовых, Гогенцоллернов, Габсбургов и других династий выглядят мизерными и ничтожными. Борьба между этими крупнейшими магнатами капитала и их группами определяет всю хозяйственную жизнь страны. Характерно, что эти богатейшие семьи Америки стараются не допускать проникновения «посторонних» в их ируг. Брачные связи, как травило, не выходят за пределы ограниченного круга нескольких десятков семейств. Это специфически американская форма «личной унии», еще более ограничивающей рамки финансовой олигархии.
Семьи американских миллиардеров обычно весьма многочисленны. Так, например, семья Дюпонов насчитывает 73 человека, Гульдов—53, Меллонов—29, Рокфеллеров — 27, Вандербильдов —18 человек и т. д. Каждый из отпрысков этих семей владеет огромными богатствами, каждому из них обеспечены высокооплачиваемые посты в предприятиях и банках своей группы. Эта монополизация значительной части богатства страны в руках нескольких десятков семейств лучше всяких слов разоблачает всю лживость буржуазных лицемеров, толкующих о том, что люди достигают богатства в силу собственной энергии, заслуг, предприимчивости и т. д.

«Двести семейств» во Франции

В СШA крайности богатства и нищеты выступают в наиболее ярком и резком виде. Но и в буржуазных странах Европы -всевластие финансовой олигархии проявляется в самых разнообразных формах.
Во Франции финансовую олигархию возглавляют пресловутые «двести семейств». Двести семейств крупнейших капиталистов владеют командными вышками во всей промышленной, торговой и финансовой жизни страны. Среди них в свою очередь выделяются первые три десятка крупнейших магнатов капитала, владеющие наиболее значительными концернами и банками и ведущие ожесточенную борьбу между собой.
Французский банк был основан при Наполеоне I. Уже в первые годы его существования пресса того времени окрестила его «Новой Бастилией». Это было через немного лет после того, как народные массы Франции разрушили Бастилию—оплот феодального владычества. Действительность показала, что финансовая власть Французского банка не менее безгранична, чем прежняя власть абсолютных монархов.
В 1933 году акции Французского банка находились в руках 31 тыс. владельцев. Но из них только 200 крупнейших акционеров пользуются правом голоса на общих собраниях акционеров банка. Банк возглавляется советам, в состав которого входит 21 человек: директор, 2 вице-директора, 15 членов правления и 3 финансовых эксперта. Места членов правления фактически оказались наследственными: они передавались из поколения в поколение в семьях крупнейших магнатов капитала.
Авторы книги «Хозяева Франции», вышедшей в Париже незадолго до второй мировой войны, следующим образом характеризовали верхушку буржуазии, господствующую при посредстве Французского банка.
«Каков бы ни был политический режим, какова бы ни была политическая окраска кабинетов, директоры неизменно остаются на своих постах. Таким образом, в 1935 году совет директоров насчитывал в своем составе директоров—потомков тех, которые занимали посты директоров больше века тому назад. Семьи Моллет, Хеттингер, Ротшильд, Нейфлиз всегда представлены. Бонапарты, Бурбоны, Орлеаны сошли со сцены. Они же остаются. Иногда имена лишь слегка меняются. Но это только видимость. Это все зятья, племянники, двоюродные братья. Семья остается.
Коротко говоря, одни родственники сменяют других».
Любопытно, что Клемансо, возглавлявший правительство Франции в годы первой мировой войны и обладавший огромными, неограниченными полномочиями, однажды жаловался, что он не располагает достаточно широкой властью. Когда его спросили, кто же в таком случае имеет больше власти, Клемансо ответил: «Члены правления Французского банка».

«Четыре семейства» в гоминдановском Китае

В период общего кризиса капитализма финансовая олигархия выросла и в экономически отсталых странах. Так, в Китае во время гоминдановского владычества командные высоты в экономике и государственной жизни были захвачены четырьмя плутократическими семействами. Это феодально-компрадорские семейства: Чан Кай-ши, Кун Сян-ци, Сун Цзы-вень и братья Чень Го-фу и Чень Ли-фу.
В 1946 году под прямым контролем этих семейств в Китае и за границей находилось движимое и недвижимое имущество стоимостью около 200 млрд. американских долларов. «Четыре семейства» Китая возглавляли четыре крупнейших банка страны: Центральный банк, Китайский банк, Банк путей сообщения и Крестьянский банк, под контролем которых находилось 164 других банка.
Паразитическая клика «четырех семейств» держала в своих руках 70 проц. общей суммы промышленных капиталов гоминдановского Китая. Морской и речной транспорт, финансы и внешняя торговля Китая находились в руках заправил «четырех семейств», тесно связанных с американским монополистическим капиталом.
«Четыре семейства» китайской плутократии занимали господствующее положение в гоминдановском правительстве, которое целиком служило их интересам. Гражданская война, развязанная гоминданом и принесшая огромные лишения народным массам, была исключительно прибыльным предприятием для китайской плутократии, возглавляемой «четырьмя семействами».
Родоначальники этих плутократических династий начали с роли мелких спекулянтов. Чан Кай-ши был в свое время биржевым маклером в Шанхае. Чэнь Го-фу также подвизался на шанхайской бирже. Кун Сян-си происходит из семьи менялы. Сун Цзы-вень также занимался с молодых лет финансовой и предпринимательской деятельностью. Они сумели превратиться в крупнейших феодально-компрадорских акул, используя в самых широких размерах государственный аппарат в целях своего обогащения. Лишь победа народной революции в 1949 году освободила великий китайский народ от хищнического хозяйничанья этой клики.
Таким образом, современная действительность целиком и полностью подтверждает вывод Ленина о том, что преобладание финансового капитала над всеми остальными формами капитала означает господствующее положение финансовой олигархии.

Источник: Л. А. Леонтьев. "Капиталистический способ производства". М., 1961

Теория и практика
Кредиты могут быть разными. Попробуем разобраться в их главных отличиях и основных особенностях:

Ипотечный кредит >>

Автокредит >>

Потребительский кредит >>

Ломбардный кредит >>
Практически все крупные банки предлагают разнообразие кредитных карт. В чем их основные отличия?

См. подробности >>


Оценка кредитоспособности заемщика

Особенности страхования кредитов

Обеспечение исполнения обязательств по кредиту
Кому может быть предоставлен ипотечный кредит? Можно ли продать купленную квартиру до полного погашения кредита?

См. ответы на вопросы >>


Отказы по кредитам. Распространенные причины

Риск кредитования. Чем рискуют банки

Расчеты с помощью пластиковых карт


Особенности залога при ипотечном кредитовании

В магазин за экспресс-кредитом: покупки без денег

Ипотека для военнослужащих: как получить жилье

Главный риск заемщика - невыплаты по кредиту

Налоговый учет процентов по кредиту
   © При цитировании гиперссылка обязательна.