В состав небанковских кредитных организаций входят ломбарды, общества взаимного кредитования, кредитные союзы и др. организации.

См. подробности >>


Преимущества рефинансирования ипотечного кредита

Условия предоставления кредита под залог квартиры

Процентные ставки по кредитам и их значение


Автокредит по кредитной карте: схема предоставления

Автокредитование в Москве: тенденции авторынка

Экспресс автокредит: на что можно надеяться

Страхование автокредитов: условия и процентные ставки

Автомобили трейд ин: меняем старую машину на новую

Кто пользуется автокредитами с быстрым оформлением
На правах рекламы:


Платежный баланс: концепции, политика, действительность


вернуться в оглавление книги...

Сравнительно быстрое расширение и углубление международных экономических связей на основе разделения труда и интернационализации производства и капитала сочетается с обострением проблем функционирования валютно-платежного механизма, заставивших буржуазных экономистов и политиков искать способы достижения равновесия на двух уровнях экономики — национальном и межнациональном.
С особой остротой задача выравнивания платежного баланса встала перед США. Для Соединенных Штатов характерно наличие глубоких противоречий между развитием и регулированием национальной экономики, с одной стороны, и состоянием платежного баланса — с другой. Именно поэтому представителям американской политэкономии принадлежит наибольшее число разного рода теорий регулирования платежного баланса. Так как неуравновешенность американского платежного баланса является проблемой не только экономики США, но и валютной системы капитализма в целом, то вопросы теории и практики выравнивания платежного баланса рассматриваются здесь на примере США.
Хронический дефицит во внешних расчетах этой крупнейшей капиталистической страны не только послужил основой для нарастания кризиса мировой капиталистической валютной системы и одной из главных причин девальвации американской валюты, но стал препятствием для успешного проведения мероприятий правительства по ускорению темпов роста и регулированию экономики. После второй мировой войны вопросы выравнивания платежного баланса привлекли внимание буржуазных экономистов различных направлений. Все концепции регулирования платежных балансов можно отнести к двум основным течениям буржуазной политэкономии — неокейпсианскому и неоклассическому (или монетаристскому).

Неокейнсианская концепция регулирования платежного баланса


В эпоху домонополистического капитализма господствовала точка зрения, трактовавшая механизм выравнивания платежного баланса как феномен надстроечного, денежного порядка. Классическая теория «автоматического равновесия» внешних расчетов, созданная Д. Юмом и получившая развитие в работах Д. Рикардо, Дж. Ст. Милля, А. Маршалла, не учитывала решающего влияния производства на состояние баланса платежей. Выравнивание платежного баланса рассматривалось как результат стихийного перераспределения золота между странами, вызывающий соответствующие изменения в ценах и количестве денег в обращении. Движение товаров в мировой торговле, согласно классической теории, является следствием различий в национальных уровнях цен. Повышение или понижение цен трансформирует направление и объем товаров и приводит к переменам в платежных позициях страны. Следовательно, если результатом подобных изменений цен является несбалансированность внешних расчетов, то она в свою очередь может быть устранена сдвигами в ценах. При такой трактовке состояние внешнего равновесия считалось уникальным явлением, отражающим зависимость уровня цен и издержек от аналогичных показателей в других странах. Иными словами, классическая теория предусматривала выравнивание цен на мировом уровне; цена выступала в качестве единственного связующего звена между внутриэкономическнми процессами и балансом внешних платежей. Механизм выравнивания платежного баланса через изменение цен оказался недейственным с переходом капитализма в свою высшую и последнюю стадию — империализм: монополистическое ценообразование поставило известные пределы свободному движению цен, гибкость которых приобрела однобокий характер — главным образом в сторону повышения. В то же время попытки буржуазных экономистов измерить эластичность спроса во внешней торговле, предпринятые в 20-х годах, выявили крайне низкую зависимость между изменением цен и спросом на экспортные и импортные товары. Эти исследования показали несостоятельность тезиса сторонников классической концепции о возможности выравнивания платежного баланса под влиянием лишь одних изменений в ценах.
Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. привел к потрясениям не только во внутренней экономике, но и во внешнеэкономических отношениях капиталистических стран. Отмена золотого стандарта и глубокие противоречия в капиталистической экономике поставили под сомнение правильность классической теории равновесия во внешних платежах. В этот период предпринимаются попытки установить зависимость между движением внешних факторов (экспорт и импорт товаров, вывоз капитала и др.) и динамикой национального дохода, уровнем занятости, инвестициями и т. д. Новый подход к теории общего равновесия с точки зрения динамики дохода был связан с кейн-сианской доктриной, для которой характерен анализ не динамики цен и издержек, переливов золота между странами, а изменения уровня дохода и занятости. Согласно этой концепции процесс восстановления внешнего равновесия включает в себя выравнивание в доходах, занятости и производстве независимо от того, какие изменения произошли с ценами и каким образом финансируется дефицит платежного баланса. Сторонники подобной доктрины считают, что между платежным балансом и национальным доходом устанавливается двойственная связь: выравнивание платежного баланса происходит под влиянием изменения уровня дохода данной страны по отношению к другим странам; «процесс трансмиссии» показывает как национальный доход одной страны может через изменения в платежном балансе привести к снижению или повышению уровня национального дохода других стран.
Другой особенностью кейнсианского подхода к регулированию платежного баланса является то, что он дает иную интерпретацию его выравнивания и вовлекает в этот процесс инструменты государственной политики, которые способствуют корректировке внешних расчетов. Если дефицит платежного баланса может быть устранен путем снижения национального дохода в стране, имеющей пассив платежного баланса, и его увеличения в странах с активным платежным балансом, то корректировка дефицита во внешних платежах при статичности производительности труда должна неизбежно повлечь падение национального дохода. Необходимость поддержания уровня национального дохода, удовлетворяющего условиям полной занятости, послужила причиной включения этих параметров в модель равновесия платежного баланса. В отличие от классической теории, которая устанавливала связь между внутренними и внешними факторами через соотношения цен, неокейнсианская концепция предусматривала полное равенство поступлений и платежей как условие уравновешенного платежного баланса и его соответствие требованию роста национального дохода при полной занятости.
Связь между внутренней экономикой и внешними факторами выражается следующей формулой:

Y= С + I + X — М,

где Y — национальный доход;
С — личное потребление;
I — инвестиции (производственное потребление);
X — экспорт (внешнее потребление);
M — импорт.

Личное и производственное потребление непосредственно зависят от уровня национального дохода, поскольку размеры потребления прямо пропорциональны объему национального дохода. Экспорт и импорт привязаны к движению цен и валютных курсов, но они также чувствительны к изменениям дохода. Импорт, как правило, возрастает с ростом дохода; экспорт находится в тесной связи с темпами роста дохода в других странах. При стабильности цен и валютных курсов зависимость между доходом и импортом будет такой же, как между доходом и потреблением: чем больше доход, тем выше спрос на импортные товары в стране. Производственные инвестиции (I) зависят также от динамики процентных ставок: их понижение стимулирует производственное потребление, повышение процента ведет к сокращению инвестиционной активности монополий.
Из двусторонней связи внешней торговли и уровня дохода буржуазные экономисты делают вывод о возможности выравнивания внешних платежей в случае возникновения дефицита платежного баланса: падение конъюнктуры на внешних рынках приводит к сокращению экспорта и ухудшению торгового и платежного балансов; уменьшение экспорта в то же время вызовет снижение дохода и, следовательно, импорта, причем доход понижается на величину большую, чем размеры сокращения экспорта, поскольку уменьшение дохода означает сжатие внутреннего потребления. Из этого делается вывод о более значительном сокращении импорта, что покроет разницу между поступлениями и платежами и выровняет платежный баланс.
Однако падение импорта, вызванное уменьшением дохода, может оказаться меньшим, чем сокращение экспорта. Это явление объясняют тем, что потребители, пытаясь смягчить влияние сокращения дохода, будут стремиться сберегать меньшую его часть, т. е. возрастет потребление, что неизбежна вызовет амортизирующий эффект — снижение дохода прекратится раньше, чем стоимость импорта сократится на величину, превосходящую падение экспорта. Буржуазные экономисты считают, что в этой ситуации необходимо проведение мероприятий в рамках государственного регулирования экономики для поощрения дальнейшего падения национального дохода и ликвидации таким путем дефицита платежного баланса. Однако рецепты устранения несбалансированности платежей посредством сжатия конъюнктуры и снижения уровня дохода оказываются неприменимыми на практике, поскольку торможение роста экономического потенциала препятствует решению проблемы занятости, обостряет социальные конфликты, углубляет классовые антагонизмы.
Пересмотрев положение классической теории, неокейнсианцы пришли к выводу о возможности возникновения хронического дисбаланса между внутренней экономикой и платежным балансом и неспособности капитализма к саморегулированию. «.. .Мы все согласны с тем, что экономика не может саморегулироваться, — пишет У. Хеллер. — Мы сейчас принимаем на веру и без доказательств то, что правительство должно вторгаться в производство для обеспечения достаточной стабильности при высоких уровнях занятости и темпах роста и что механизм рынка, предоставленного самому себе, не может обеспечить эти условия». Поддержание внутреннего и внешнего равновесия требует непосредственного воздействия государства на доходы, занятость, цены, движение внешних факторов. Неокейнсианцы считают обязательным вмешательство государства во внутренние и внешнеэкономические процессы с целью достижения общего равновесия. Государственно-монополистическое регулирование рассматривается ими как неотъемлемый элемент обеспечения экономической стабильности и динамического равновесия на двух уровнях экономики.
Для решения проблемы общего равновесия, по мнению большинства буржуазных экономистов, необходимо использовать инструменты денежно-кредитной и финансовой политики, которые, оказывая воздействие на динамику цен, процентных ставок, Уровень спроса, доходы и занятость, вызывают положительные сдвиги во внешних платежах и приводят внутреннюю экономику в состояние динамического равновесия с внешними расчетами.
Анализ использования «классических» инструментов регулирования для достижения общего равновесия был проведен американским экономистом Р. Манделлой. При исследовании соответствия рычагов экономической политики определенным целям он руководствовался «принципом Тинбергена», согласно которому для достижения данного количества независимых целей экономической политики (например, полной занятости, стабильности цен и т. п.) должно быть по крайней мере равное число инструментов '. Рассматривая проблему общего равновесия, Манделл предполагает существование фиксированных валютных курсов, отсутствие таможенных ограничений, валютного контроля и других барьеров на пути движения товаров и капитала. Эти предположения позволили ему абстрагироваться от ряда существенных факторов, являющихся неотъемлемой частью государственно-монополистического механизма, что, конечно, не могло не отразиться на практическом применении его теории. Широко используя метод графического анализа, Манделл пытался доказать, что проблема общего баланса будет решена только в том случае, если денежная политика направлена на поддержание внешнего баланса, а налоговые и бюджетные рычаги — на достижение внутреннего равновесия. Применение финансовых орудий для восстановления равновесия платежного баланса приводит к углублению диспропорций во внешней сфере, а денежная политика, ориентирующаяся на поддержание темпов экономического роста, усугубляет экономические трудности в стране.
Привязывание инструментов экономической политики к целям, на которые эти рычаги оказывают наибольшее влияние, Манделл назвал принципом «эффективной рыночной классификации». Руководство этим принципом при реализации экономической политики должно способствовать правильному ориентированию мероприятий правительства и повысить их эффективность. Итогом теоретических построений Манделла явилась концепция «смешанной политики», т. е. использование комплекса денежно-кредитных и финансовых инструментов, которые по принципу «эффективной рыночной классификации» были бы направлены на достижение различных целей экономической политики. По мнению Манделла, для успешного решения поставленных задач необходимо дифференцированное и синхронное использование рычагов денежно-кредитного и финансового характера, которые должны привести к балансированию внутренней и внешней экономики.
Концепция «смешанной политики» имеет существенные недостатки. Воздействуя на уровень потребления и спроса в стране, денежная и финансовая политика в конечном счете стабилизирует торговый баланс. Однако если рассматривать одновременно движение товаров и капитала, денежная политика направляется главным образом на регулирование перемещения капитала, а финансовая — на регулирование экспорта и импорта товаров. Повышение процентных ставок стимулирует приток иностранного и сдерживает отлив национального капитала. При этом фактически игнорируется воздействие жесткой денежной политики на состояние экономики США. В анализе Манделла отсутствует и такой важный аспект денежной политики, как регулирование денежной массы в обращении, не учитывается влияние государственного долга на политику Федеральной резервной системы (ФРС).
Манипулирование денежной массой и регулирование банковских резервов оказывают давление на предпринимательский спрос, размеры кредита и инвестиции в основной капитал. Расширение рынка государственных ценных бумаг ограничивает возможности ФРС в области регулирования процентных ставок, в значительной степени ориентируя дисконтную политику на поддержание стабильного уровня процента по облигациям и другим государственным ценным бумагам.
Манделл намеренно уходит от анализа взаимодействия инструментов денежной и финансовой политики. Дело в том, что регулирование совокупного спроса при помощи варьирования налоговых ставок и увеличения государственных расходов в свою очередь оказывает влияние на денежный рынок и политику ФРС. Политика дефицитного финансирования вынуждает американское правительство прибегать к внутренним займам. Выпуск и рефинансирование государственных ценных бумаг поглощают часть резервов американских банков, сокращая их кредитные возможности, таким образом, ставят препятствия на пути реализации задачи поддержания устойчивых темпов роста экономики. Увеличение бюджетного дефицита усиливает инфляционные процессы в экономике. Инфляция приводит к повышению экспортных цен, подрывая конкурентные позиции США и ухудшая состояние платежного баланса. Рост цен требует проведения мероприятий денежной политики в направлении, противоположном интересам ускорения экономического роста. Повышение процентных ставок ведет к сдерживанию инфляции, улучшает баланс движения капиталов, но препятствует росту американской экономики. Налицо, следовательно, противоречие между использованием денежных и финансовых орудий регулирования для достижения общего баланса. Попытки одновременного регулирования экономики и платежного баланса «классическими» методами не приводят к решению этой сложной проблемы, еще больше обостряют противоречия капиталистического воспроизводства.
«Для старого капитализма, с полным господством свободной конкуренции, типичен был вывоз товаров, — писал В. И. Ленин. — Для новейшего капитализма, с господством монополий, типичным стал вывоз капитала». В условиях империализма, когда экспорт капитала превращается в основную форму внешнеэкономических отношений, баланс движения капиталов становится главной статьей платежного баланса. Государство все в большей степени оказывает влияние на движение капитала из одной страны в другую. Обострение конкурентной борьбы на мировом рынке, увеличение массы обращающихся на нем товаров и неизбежность увеличения импорта в связи с проведением мероприятий по стимулированию роста экономики вынуждают прибегать к регулированию движения капитала как основному средству выравнивания всего баланса платежей.
Ограниченность мер по стимулированию американского экспорта заставила правительство США использовать механизм государственного регулирования для стабилизации потоков капитала. Американский экономист Дж. М. Флеминг подчеркивает, что «...страна... испытывающая... временное и восстановимое неравновесие платежного баланса. .. не должна стремиться к изменениям во внутреннем спросе и деловой активности. Правильное решение этого вопроса может быть найдено в регулировании баланса движения капитала путем поощрения балансирующих приливов частного капитала.. .». Причем основным средством воздействия на движение капитала являются процентные ставки.
Многие буржуазные экономисты отмечают противоречивость результатов денежной политики. Дисконтная политика может быть направлена на достижение «внутренних целей полной занятости, экономического роста и стабильности цен», но «в отличие от внешних целей, — пишет Э. Чалмерс, — между внутренними существует некоторая степень конфликтности: полная занятость и экономический рост соответствуют друг другу, но между ними и стабильностью цен может возникнуть конфликт». Предполагается, что полная занятость и экономический рост могут быть достигнуты путем снижения процента, в то время как инфляцию можно сдержать только его повышением. Чтобы привести в «соответствие внутренние цели», необходимо, как считают некоторые буржуазные экономисты и руководители ФРС, проводить дифференцированную дисконтную политику в различных секторах рынка ссудных капиталов.
Объясняют это тем, что, во-первых, долгосрочные процентные ставки оказывают большее влияние на внутреннюю экономику, определяя уровень процентных ставок на кредитном рынке. Стабилизацией и снижением долгосрочных ставок достигается «соответствие» первых двух целей политики. Во-вторых, эффект ставок по краткосрочным активам зависит от разницы между дисконтом центрального банка и процентными ставками коммерческих банков: чем больше разница, тем большее влияние процент по краткосрочным кредитам оказывает на деловую активность. В-третьих, цели внешнего равновесия соответствует высокий уровень процента по краткосрочным кредитам, привлекающий иностранный и удерживающий американский капитал на денежном рынке США. По мнению буржуазных теоретиков, дифференцированный подход к регулированию процентных ставок может устранить конфликт между внутренними целями и между внутренним и внешним равновесием.
В действительности попытки воздействовать на инфляцию и движение капитала наталкиваются на препятствия, выходящие за рамки экономики США. «Важным препятствием проведения гибкой монетарной политики, — вынужден признать Дж. Тобин, — является возрастающая мобильность ликвидного капитала. Рынок евродолларов унифицирует рынки краткосрочного капитала по обе стороны Атлантики». Влияние учетного процента ФРС в период кредитной экспансии незначительно, поскольку резервы коммерческих банков могут оказаться настолько большими, что у них не будет потребности обращаться к центральному банку. В подобном случае повышение дисконта является чисто номинальным. Высокий уровень самофинансирования, в результате которого доля банковского кредита в финансовых ресурсах банков и корпораций остается весьма незначительной, а часть предприятий США вообще не пользуется кредитом, делает кредитный рынок инертным по отношению к дисконту центрального банка.
Рост процентных ставок, определяемый по-прежнему спросом и предложением на рынке кредита, не только не ведет к сдерживанию инфляции, как это пытаются представить руководители ФРС, но является прямым следствием повышения цен и перекладывается через увеличение издержек на цены, способствуя ускорению инфляции. Кредитные рестрикции предприниматели обходят путем использования других каналов мобилизации ресурсов, как это случилось в период правления администрации Р. Никсона, когда коммерческие банки и корпорации обратились на рынок евродолларов, где они получили кредит в 10 млрд. долл. Сдерживание роста цеп посредством ужесточения кредита в стране противоречит усилиям правительства по ускорению экономического роста, а снижение уровня процентных ставок, которое отвечает принципам «политики роста», способствует отливу частного капитала из США. Дилемма «экономический рост — платежный баланс» становится практически неразрешимой.
Характерной особенностью американского рынка капиталов является возрастание его значения для функционирования международного рынка и прежде всего рынка евродолларов. Процентные ставки на евродолларовом рынке зависят от таких параметров, как процент, выплачиваемый по депозитным сертификатам, предлагаемым банками Нью-Йорка, процент по федеральным фондам и ставка, взимаемая банками США за ссуды и акцепты. Первые два показателя определяют нижнюю границу евродолларовой процентной ставки, последний — верхнюю границу. Повышение процентных ставок в США, как правило, ведет к росту ставок на рынке евродолларов и отливу американского частного капитала за границу.
Попытки сдержать экспорт капитала из США с помощью повышения процента на американском денежном рынке приводят к росту ставок в Европе, что нивелирует эффективность правительственной политики по регулированию движения частного ликвидного капитала, а также снижает возможности влияния на инфляцию в США. Утечка капитала увеличивает краткосрочную задолженность и ухудшает состояние американского платежного баланса. Используя резервное положение американской валюты, администрация США сознательно финансировала дефицит платежного баланса за счет увеличения краткосрочной внешней задолженности. За 1950—1975 гг. кумулятивное пассивное сальдо платежного баланса составило 133,1 млрд. долл., а долларовая задолженность загранице достигла к началу 1976 г. 128,2 млрд. долл., причем 81,2 млрд. долл. находились в руках иностранных правительств и центральных банков.
Хронический дефицит платежного баланса США, рост внешней задолженности и невозможность планирования экономических процессов в условиях стихийного рыночного хозяйства заставляют американское правительство менять направление экономической политики в зависимости от фазы цикла. Спад в экономике, стимулирующий вывоз частного капитала, приводящий к снижению конкурентоспособности американских товаров на внешних рынках, замедление роста производительности труда требуют проведения мероприятий по смягчению условий кредита, ослаблению денежных рестрикций. Связанная с этим политика снижения процентных ставок на рынке капиталов вызывает дополнительный рост экспорта капитала.
Развитие экономики по восходящей линии заставляет правящие круги США проводить политику «дорогих» денег, повышать процентные ставки на денежном рынке. Последствия этого для внешних расчетов и внутренней экономики различны. Если ужесточение условий кредита ведет к сокращению экспорта капитала и способствует оздоровлению платежного баланса, то в области внутренней экономики такая политика сдерживает развитие промышленного производства, ограничивает рост инвестиций. Заложенные в самом капиталистическом производстве противоречия препятствуют успешному проведению мер экономической политики для достижения и поддержания общего равновесия. На первый взгляд финансовые методы регулирования оказывают меньшее влияние на платежный баланс. Но это не совсем так. Расширение масштабов государственного финансирования экономики, рост бюджетного дефицита и федерального долга привели к ускорению темпов инфляции, ставшей основной проблемой американской экономики в 70-х годах.
Неокейнсианская концепция выравнивания платежного баланса определила в значительной степени экономическую политику американского руководства и выбор методов регулирования, а теория «смешанной политики» явилась своего рода теоретическим обоснованием использования экономических рычагов для достижения равновесия платежного баланса. Однако слабость позиции неокейнсианцев заключается в том, что они предлагают оказывать влияние на симптомы заболевания, а не на саму болезнь. Неуравновешенность платежного баланса является следствием господства стихийных рыночных сил в экономике. Теории неокейнсианцев не учитывают противоречий, раздирающих экономику капиталистических стран.
Государственно-монополистическое регулирование экономики и внешних расчетов не может устранить или даже смягчить противоречия между внутренними и внешними факторами развития экономики. Со второй половины 60-х годов отчетливо проявилось банкротство кейнсианской концепции «регулируемой инфляции».
Использование налоговых методов и дефицитного финансирования не решило ни внутренних, ни внешних проблем США. Стимулирование экономического роста не привело к достижению полной занятости, экономика США по-прежнему подвержена циклическим колебаниям, доллар был дважды девальвирован, распалась бреттонвудская система международных расчетов. Кризис доллара и хронический дефицит американского платежного баланса затруднили применение неокейнсианских методов денежного регулирования и привели к провалу попыток сдержать отлив американского капитала за границу.
Выявившаяся невозможность применения ряда важнейших инструментов неокейнсианского регулирования экономики и внешних расчетов в условиях циклических колебаний, ускорение темпов инфляции, рост безработицы, ослабление позиций доллара привели к усилению неоклассических тенденций в экономической теории в Соединенных Штатах.

Платежный баланс в теориях современных монетаристов


Монетаристы неоднократно подчеркивали свою приверженность принципу laissez faire и веру в то, что «...чем меньше экономическая теория вмешивается в экономическую действительность, тем лучше». Фридмен призывал к созданию так называемых автоматических механизмов, которые позволили бы отказаться от вмешательства государства в экономику.
В многочисленных работах поборники монетаризма критиковали такие положения кейнсианского анализа, как тезис о «негибкости» цен, который приводит к недоучету экономических последствий инфляции, как система фиксированных валютных курсов, которую неокеинсианцы считали одним из основных условий поддержания общего экономического равновесия. Современные монетаристы, основывающие свой анализ на классических методологических принципах, придают большое значение динамике цен, рассматривают инфляцию и платежный баланс как чисто денежные феномены. С их точки зрения платежный баланс представляет собой явление, управляемое и регулируемое денежными силами и денежно-кредитной политикой, а не «реальный феномен, управляемый реальным доходом и относительным уровнем цен, которые действуют через посредство склонности к потреблению и благодаря ценовой эластичности спроса на экспорт и импорт».
Основным положением, на котором покоится монетаристская концепция внешнего и внутреннего равновесия, является то, что изменения денежной массы под влиянием актива или пассива платежного баланса могут быть нейтрализованы валютными властями. Возникновение актива баланса платежей ведет к росту денежной массы в стране (при условии, если золото-валютные резервы тесно «привязаны» к денежному обращению), а пассивный платежный баланс и соответственно утечка золото-валютных резервов приводят к сокращению денежной массы. Но поскольку спрос на деньги, согласно теориям монетаристов, — это спрос на остатки, а не на массу обращающихся денег, то колебания спроса на деньги и их предложения, связанные с активами или дефицитами во внешних расчетах, должны способствовать установлению равновесия между спросом и предложением денег при соответствующем балансировании внешних платежей. Иными словами, активы и пассивы платежного баланса представляют собой стадии динамического равновесия во внешних расчетах и, оказывая влияние на внутреннюю денежную массу, устраняются с течением времени в связи с изменением количества денег в обращении.
Эта трактовка основана на положениях количественной теории денег и тесно смыкается с концепцией саморегулирования внешних расчетов. Ошибочность такого подхода заключается в том, что в современных условиях, когда денежная сфера капитализма не связана с золотом и подвергается усиленному воздействию со стороны государства, масса денег в обращении не может резко сокращаться. Для государственно-монополистического капитализма, напротив, характерно постоянное расширение массы денег в обращении, что создает предпосылки не только для инфляционного роста цен, но и препятствует выравниванию платежного баланса. Об «автоматизме» выравнивания можно говорить только по отношению к активу платежного баланса, когда происходит «импорт» инфляции путем дополнительного выпуска денег под увеличившиеся валютные резервы. Однако этот процесс сам но себе не ликвидирует неравенство между поступлениями и платежами, а сокращение актива выступает как результат изменений в других экономических показателях: росте цен на экспортные товары, ухудшающем торговый баланс страны, увеличении под влиянием инфляционного спроса доходов, что стимулирует импорт товаров и услуг.
Большое место в теориях монетаристов отводится проблеме режима валютных курсов. По их мнению, система фиксированных курсов валют привела международную валютную систему на край пропасти. Необходимость введения режима гибких курсов валют, как считают М. Фридмен, Э. Сомен и другие буржуазные экономисты, вытекает из того, что внутренняя экономическая политика, направленная на поддержание равновесия платежного баланса, может препятствовать одновременному сохранению высокого уровня национального дохода и полной занятости в экономике. В результате возникает ситуация, при которой правительство либо вынуждено девальвировать свою валюту, либо ввести валютный контроль. Но поскольку установление валютных рестрикций считается нежелательным и неприемлемым решением, то остается только один выход — периодические изменения валютного курса для ликвидации противоречий между внутренней политикой и внешним балансом или же введение колеблющегося курса валюты.
Сторонники монетаристской теории считают, что постепенное изменение курса валюты является более предпочтительным, чем периодические девальвации. При этом они исходят из следующего. Если правительство пытается сохранить курс валюты, оно прибегает к валютному контролю, проводит такие мероприятия, которые способствуют стабилизации валютного курса, но отрицательно влияют на конъюнктуру. Поскольку курс валюты фиксирован и поддерживается мерами государственной политики, спекулянты, проводящие операции на валютных рынках, могут быть уверены в том, что курс не будет резко изменяться. Следовательно, спекулянты смогут покупать активы в других валютах, и в случае девальвации данной валюты их доходы будут значительными. Кроме того, действия спекулянтов по приобретению иностранных активов могут противоречить интересам поддержания стабильного курса валюты и спровоцировать девальвацию.
Существование режима «плавающих» курсов, по мнению монетаристов, означает, что платежный баланс всегда находится в состоянии равновесия и никаких изменений в денежной массе под влиянием международных трансакций не происходит.
Корректировка разрыва между спросом и предложением денег в этом случае достигается путем изменения внутренних цен и валютного курса. Спрос на импортные товары определяет спрос на иностранную валюту, а спрос на экспорт — ее предложение. Валютный курс, таким образом, всегда стремится к уровню, на котором суммы иностранной валюты, требуемой для проведения сделок и предлагаемой для этих трансакций, равны, т. е. валютный курс приближается к такому уровню, при котором стоимость импорта равна стоимости экспорта. Иными словами, существование гибких курсов валют приводит к перманентному равновесию между экспортом и импортом и означает, что при режиме свободно колеблющихся курсов государству не надо беспокоиться о равновесии во внешних расчетах: механизм валютного курса под влиянием спроса и предложения автоматически приведет платежный баланс в состояние равновесия. В этом случае правительство будет иметь достаточное «пространство для маневра» в области внутренней экономики и сможет проводить экономическую политику без учета состояния внешних расчетов.
Таким образом, монетаристский подход к проблеме равновесия во внутренней и внешней сферах означает по сути дела отрицание необходимости регулирующих мероприятий государства в области внешних расчетов и сосредоточение внимания правительства на регулировании внутренней экономики. Монетаристы призывают ограничить воздействие государства на экономику исключительно денежно-кредитной сферой. «Плавающие» курсы, как утверждает Фридмен, являются панацеей от хронической болезни платежного баланса США: «... Валютные курсы, зафиксированные в начале послевоенного периода, сделали доллар слишком дешевым. Отсюда возник долларовый дефицит. Валютные курсы в настоящее время делают доллар слишком дорогим. Отсюда излишки долларов». Устранение контроля над валютными курсами и предоставление им возможности колебаться в зависимости от соотношения спроса и предложения валюты на свободном рынке позволили бы, по его мнению, решить проблему американского платежного баланса в кратчайшие сроки.
Введение режима «плавающих» курсов валют было поддержано правительством США, которое видело в этом способ укрепления конкурентоспособности американских товаров с помощью «рыночной» девальвации доллара, а политика «благодушного пренебрежения» к доллару, т. е. политика отказа валютных властей США от интервенций на валютных рынках для поддержания курса доллара, была выражением позиции американского руководства в этом вопросе. Оно надеялось, что «глобальная стратегия» США, форсирование внешнеэкономической экспансии, вызывающие огромные заграничные расходы, будут в конечном счете приводить к снижению курса доллара и тем самым к удешевлению американского экспорта. Благодаря введению системы «плавающих» курсов Соединенные Штаты надеялись решить одновременно две проблемы: усиление своего внешнеэкономического потенциала и улучшение торговых и платежных позиций благодаря возможности рыночного регулирования курса доллара и, таким образом, расширения возможностей воздействия на внутреннюю экономику. Предоставив курсу доллара возможность свободно колебаться, правительство США ограничилось риторическими заявлениями о необходимости сбалансировать свой платежный баланс.
Система гибких валютных курсов и девальвации доллара в 1971 и 1973 гг. были основной причиной улучшения платежных позиций США в 1973— 1975 гг. Как отмечалось в международном экономическом докладе президента США, изменения валютных курсов действовали как основной фактор стабилизации конкурентных позиций США и их платежного баланса. Однако уже в 1976 г. стало очевидным, что надежды, возлагавшиеся на «свободно плавающий» доллар не оправдались. Платежный баланс США был вновь сведен с дефицитом, в то время как в 1975 г. его актив составлял 3,1 млрд. долл. Это объясняется резким ухудшением торгового баланса, который в 1976 г. был сведен с пассивом в 9,2 млрд. долл. по сравнению с активом в 9 млрд. долл. в 1975 г. ».
Таким образом, свободное колебание курса доллара не привело к оздоровлению платежного баланса США, а концепция монетаристов о его саморегулировании посредством изменения валютных курсов была опровергнута действительностью. При анализе проблемы неуравновешенности внешних расчетов буржуазные экономисты, как правило, исходят из кредитно-денежных факторов и недооценивают влияние процессов, происходящих в сфере производства. Безусловно, воздействие кредитно-денежной системы на внешний баланс весьма существенно, но решающими являются процессы, происходящие в сфере производства. Истинные причины внешнего дисбаланса кроются в противоречиях, заключенных в процессе производства и определяющих экономическую эффективность, производительность труда и конкурентоспособность товаров на внешних рынках. Исследование таких факторов, как структура производства, его модернизация, технический прогресс в производстве, повышение качества продукции, уровень подготовки рабочей силы и т. д. и вызванные ими изменения во внешнеэкономических отношениях, позволяют определить причины дефицитности платежного баланса. К. Маркс, критикуя буржуазных экономистов, искавших причины торговых кризисов в денежной сфере, писал: «... великие бури мирового рынка, в которых разряжалось противоречие всех элементов буржуазного процесса производства; происхождение этих бурь и способы защиты от них искали в самой поверхностной и самой абстрактной сфере процесса, в сфере денежного обращения».
Теории регулирования платежного баланса эклектичны по своей сущности, повторяют друг друга в области методологических принципов, инструментов анализа, в отношении исследуемых категорий и явлений. Эти теории, начиная от классической и кончая современным монетаризмом, объединяет одна общая черта — попытка найти «оптимальное соотношение» между развитием внешних и внутренних факторов экономики современного капитализма. Термин «равновесие» представляет собой методологическую категорию, выработанную в связи с использованием эконометрических моделей, несущих ряд переменных, связанных между собой определенным образом обусловленными соотношениями. Количество переменных в модели может быть различно, их отношение друг к другу зависит от различных институциональных, технологических или чисто экономических факторов. Моделирование преследует цель установления причинной зависимости между явлениями экономической жизни и идентификации изменений в них. Ввод изменений в независимую (экзогенную) переменную позволяет выяснить их воздействие на зависимую (эндогенную) переменную и их взаимное влияние. Процесс выравнивания считается законченным, когда все переменные в модели достигают новой стадии взаимного равновесия.
Таким образом, буржуазные экономисты определяют равновесие как «совокупность избранных взаимозависимых переменных, приведенных в такое соответствие друг с другом, когда полностью отсутствует внутренняя тенденция к их дальнейшему изменению в модели, которую они представляют». Однако при рассмотрении этого механизма невозможно, даже применяя комплексную эконометрическую модель, учесть все факторы и изменения, происходящие в экономической жизни. Для различных буржуазных теорий характерным является выбор одного отдельного элемента, который представляет собой фактор, определяющий состояние экономики и внешних расчетов и играющий роль связующего звена между двумя сферами экономики. В теории «автоматического равновесия таким элементом являются цены, посредством которых, как считают ее сторонники, платежный баланс связан с экономикой; неокейнсианцы основной акцент в анализе делают на доход и занятость, монетаристы — на денежную массу в обращении. Этим обусловлена односторонность и ограниченность буржуазных теорий, исследующих не столько взаимосвязи и противоречия, возникающие в процессе производства и приводящие к конфликтным ситуациям в экономике и внешних расчетах, сколько занимаются анализом моделей, которые не могут воспроизвести с достаточной степенью точности реальный механизм явлений и связей между ними.
Характерной чертой теорий общего равновесия является игнорирование социально-экономического аспекта проблемы, анализ чисто технических, технологических к абстрактно-математических факторов, что не позволяет им выйти за рамки вульгарной теории, не раскрывает истинной сущности явлений современного капитализма и ведет к углублению кризиса буржуазной экономической науки.

Теория и практика
Кредиты могут быть разными. Попробуем разобраться в их главных отличиях и основных особенностях:

Ипотечный кредит >>

Автокредит >>

Потребительский кредит >>

Ломбардный кредит >>
Практически все крупные банки предлагают разнообразие кредитных карт. В чем их основные отличия?

См. подробности >>


Оценка кредитоспособности заемщика

Особенности страхования кредитов

Обеспечение исполнения обязательств по кредиту
Кому может быть предоставлен ипотечный кредит? Можно ли продать купленную квартиру до полного погашения кредита?

См. ответы на вопросы >>


Отказы по кредитам. Распространенные причины

Риск кредитования. Чем рискуют банки

Расчеты с помощью пластиковых карт


Особенности залога при ипотечном кредитовании

В магазин за экспресс-кредитом: покупки без денег

Ипотека для военнослужащих: как получить жилье

Главный риск заемщика - невыплаты по кредиту

Налоговый учет процентов по кредиту
   © При цитировании гиперссылка обязательна.