В состав небанковских кредитных организаций входят ломбарды, общества взаимного кредитования, кредитные союзы и др. организации.

См. подробности >>


Преимущества рефинансирования ипотечного кредита

Условия предоставления кредита под залог квартиры

Процентные ставки по кредитам и их значение


Автокредит по кредитной карте: схема предоставления

Автокредитование в Москве: тенденции авторынка

Экспресс автокредит: на что можно надеяться

Страхование автокредитов: условия и процентные ставки

Автомобили трейд ин: меняем старую машину на новую

Кто пользуется автокредитами с быстрым оформлением
На правах рекламы:


Теории регулирования экономики посредством государственных расходов и реальность


вернуться в оглавление книги...

Экономисты капиталистических стран проявляют в последние годы повышенный интерес к проблемам государственных расходов. В конъюнктурных обзорах, дискуссиях на страницах периодической печати, в работах буржуазных экономистов и программах правительств проблема государственных расходов занимает видное место.
Особое внимание уделяется государственным расходам как средству воздействия на экономику. Относится это и к ФРГ, на примере которой здесь рассматриваются проблемы и противоречия государственной политики расходов. В ФРГ расходы длительное время почти не использовались как средство конъюнктурной политики, что позволяет «в чистом виде» рассмотреть закономерности их динамики в условиях государственно-монополистического капитализма. Со второй половины 60-х годов в Западной Германии, однако, предпринимаются попытки активно влиять на экономику с помощью расходов бюджета — попытки, продемонстрировавшие границы и противоречия государственной политики расходов.
В период господства неолиберализма западногерманские теоретики пытались соединить финансовую науку с государственной экономической политикой и активнее использовать государственные расходы для вмешательства в процесс воспроизводства. Впоследствии стали использоваться новые теории финансового регулирования, был расширен арсенал потенциальных средств воздействия на экономику. Особенности хозяйственного развития ФРГ определили те главные задачи, решению которых, по мнению буржуазных экономистов, наряду с прочими мерами финансовой политики должна способствовать государственная политика расходов: антикризисное регулирование, структурная политика, направленная на стимулирование экономического роста и поощрение экспортной экспансии монополий, милитаризация экономики.
До середины 60-х годов в ФРГ среди форм государственно-монополистического вмешательства в экономику господствовала конъюнктурная антициклическая политика, призванная препятствовать неожиданному возникновению значительных диспропорций между спросом и предложением. Преобладание в государственной политике регулирования антициклической направленности в тот период объясняется тем, что в ФРГ сравнительно долго сохранялась высокая конъюнктура, которая сняла для боннского правительства проблему стимулирования экономического роста и создала почву для расцвета неолиберализма с его верой в «чудодейственные силы» свободного рыночного хозяйства.
Однако экономический рост этой фазы развития не был стабильным, а темпы прироста промышленной продукции и валового национального продукта (ВНП) носили циклический характер. Хотя проблема стабилизации конъюнктуры в ФРГ не стояла тогда Tait остро, как в других капиталистических странах, правительство стремилось противодействовать конъюнктурным взлетам и падениям, прибегая к «мерам приглушения» при «перегреве» конъюнктуры и «тонизирующим инъекциям» во время спадов деловой активности. Главным инструментом конъюнктурной политики была политика центрального банка, а активное антициклическое манипулирование расходами практически отсутствовало.
Усилившиеся во второй половине 60-х годов конъюнктурные колебания потребовали активно использовать для «сглаживания» конъюнктуры все потенциальные средства воздействия на экономику, в том числе и расходы. Именно в этот период оживились исследования по использованию государственных расходов в качестве антициклического средства, а государство перешло к попыткам применить рецепты буржуазных экономистов на практике.
В настоящее время большинство западногерманских теоретиков предлагает активно использовать государственные расходы для «сглаживания» конъюнктуры путем резкого увеличения их объема в периоды спадов для оживления спроса и сокращения бюджетных расходов в условиях экономических подъемов и бумов для «охлаждения» конъюнктуры. Буржуазные экономисты считают, что «объем ж структура государственных расходов постоянно должны таким образом приспосабливаться к данному соотношению спроса и предложения, ... чтобы хозяйство оставалось в положении равновесия или возвращалось к нему».
Буржуазные теоретики: призывают государство «в условиях спада ... активно ему противодействовать с помощью чрезвычайных инвестиционных программ», а в условиях подъемов, напротив, «не использовать вообще или использовать лишь в ограниченном объеме растущие доходы для планирования и осуществления дополнительных расходов», т. е. действовать в соответствии с теорией американского экономиста А. Хансена, изложенной им в книге «Экономические циклы и национальный доход». Буржуазные экономисты считают, что с помощью политики расходов можно ликвидировать безработицу, повысить темпы экономического роста, стабилизировать уровень цен и разрешить другие острейшие проблемы экономики современного капитализма. Если это в действительности не удается, то вина ложится, по их мнению, или на политиков, неправильно использующих имеющиеся в их распоряжении: методы регулирования, или на несовершенство техники воздействия на экономику.
Основной порок указанных теорий состоит в том, что они утверждают, будто можно обеспечить стабильное развитие экономики, основу которой составляют частная собственность и частнокапиталистическое присвоение. Практика, однако, показывает, что государство, несмотря на применение различных инструментов регулирования, не только не добилось «точного управления» конъюнктурой, но и не смогло предотвратить сильнейшие потрясения производства, равных которым не наблюдалось за всю историю ФРГ. Неудачи государственно-монополистического регулирования экономики обусловлены присущими капиталистическому способу производства противоречиями.
Государству иногда удается ослабить отдельные, наиболее острые в данный момент конфликты, но это неизбежно приводит к обострению других и появлению новых коллизий, взрыву капиталистических противоречий в иных формах и сферах. Диалектика ослабления и одновременного обострения противоречий в результате государственно-монополистического регулирования экономики проявляется в том, что именно для государственно-монополистического капитализма характерны хронический рост дороговизны, расстройство финансов, валютный хаос и другие кризисные явления, усиливающие в свою очередь неустойчивость экономики.
Противоречия капитализма не только ограничивают действенность регулирования, но и ставят довольно узкие пределы практическому применению рекомендаций буржуазных экономистов. На этой основе возникает конфликт между предложениями по проведению антициклической политики расходов, а также субъективными устремлениями буржуазных правительств при. ее осуществлении, с одной стороны, и объективными закономерностями развития современной капиталистической экономики, с другой стороны.
В периоды конъюнктурных подъемов, когда в соответствии с буржуазными концепциями регулирования экономики становится необходимой контрактивная, т. е. направленная на торможение экономической активности, политика, объем государственных расходов в ФРГ, как правило, значительно возрастал. Напротив, в условиях циклических спадов и кризисов (1962-1963, 1966-1967, 1971 гг.), когда потребовалось бы резкое увеличение государственных расходов, темпы роста последних возрастали незначительно либо снижались. Исключением были последние годы, когда глубокий кризис перепроизводства заставил правительство резко увеличить объем расходов.
Буржуазные экономисты пытаются представить дело таким образом, будто недостаточная антициклическая направленность политики расходов вызвана действием случайных, субъективных факторов. Так, Л. Пуллен объясняет быстрый рост государственных расходов в периоды экономических подъемов «высокими темпами экономического роста, которые вследствие большой эластичности налоговой системы, казалось, открывали неограниченные возможности экспансии государственных бюджетов, все более повышавшимися требованиями граждан к своему государству, которое, по их мнению, должно было за свой счет обеспечивать все — от фундаментальных научных исследований до вывоза мусора, — и не в последнюю очередь действиями многочисленных политиков, по тактическим соображениям перед выборами слишком редко голосовавших против» повышения государственных расходов.
В действительности буржуазное государство вынуждено расширять свои расходы под давлением объективных обстоятельств и присущих капиталистической экономике противоречий. В современных условиях государство, стремясь оттянуть момент окончательного краха капитализма, вторгается во все сферы капиталистической экономики, берет на себя задачи, решение которых не под силу частному предпринимательству. Это обусловливает необходимость неуклонного расширения государственных расходов, повышения их удельного веса в национальном доходе. Так, научно-техническая революция (НТР) требует резкого увеличения затрат на развитие науки и техники, на стимулирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), проводимых монополиями, на обучение трудящихся, защиту окружающей среды и т. д.
Без государственного вмешательства развитие НТР, инфраструктуры, новых прогрессивных отраслей, обеспечение экономики энергией, развитие системы социального страхования и т. д. натолкнулось бы на узкие границы, определяемые монопольным стремлением к прибыли. В государственном бюджете возникают «твердые блоки» расходов, которые, если государство не хочет нанести непоправимого ущерба экономике и поставить под вопрос существование капитализма, должны ориентироваться на длительную перспективу, а не подвергаться периодическому расширению и сжатию в соответствии с требованиями конъюнктуры. Эти виды расходов, занимающие значительный удельный вес в государственном бюджете, резко ограничивают возможности антициклического манипулирования объемом расходов.
Сокращение бюджетных расходов в периоды конъюнктурных взлетов ограничивается тем, что потребность в них резко возрастает именно в условиях экономических подъемов. Еще более проблематичным становится требование антициклического снижения расходов, если учесть, что сейчас в ФРГ 80—90% общей суммы расходов определяется законодательством, договорными или международными обязательствами государства. Государство, связанное законодательством, не в состоянии воспрепятствовать «проциклической» (усиливающей размах конъюнктурных колебаний) экспансии этих видов расходов.
Наиболее благоприятные возможности для антициклического манипулирования дают инвестиционные расходы государства, которые почти не зависят от законодательства или договорных обязательств. На практике изменение величины государственных инвестиций, действительно, служит орудием конъюнктурной политики. Однако использование данного вида расходов как инструмента конъюнктурной политики также наталкивается на многочисленные проблемы.
Основная часть государственных инвестиций направлена на развитие инфраструктуры, которая является важнейшей предпосылкой расширения производства частного сектора экономики. В периоды повышения экономической активности потребность в развитии инфраструктурного комплекса резко возрастает. Расширение производства, рост грузооборота всех видов транспорта, усиливающееся использование средств связи, структурные сдвиги требуют увеличения государственных инвестиций на развитие науки и техники, путей сообщения, средств связи, новых перспективных отраслей.
Сокращение государственных капиталовложений в периоды экономических подъемов привело бы к углублению диспропорций, сокращению темпов экономического роста, техническому отставанию, снижению конкурентоспособности отечественных товаров на мировых рынках и другим нежелательным явлениям, отрицательные последствия которых сказывались бы на протяжении многих лет.
Правительство ФРГ столкнулось с указанными проблемами после кризиса 1967 г., когда оно попыталось использовать государственные инвестиционные расходы для антициклического регулирования. Во втором среднесрочном финансовом плане, принятом в 1969 г., было предусмотрено значительное увеличение государственных инвестиций и повышение их удельного веса в общей сумме бюджетных расходов. Необходимость такой политики диктовалась заметным отставанием инфраструктуры от потреб ностей экономики и тем огромным значением, которое имеет ее развитие для повышения темпов экономического роста в перспективе.
Действительность опрокинула благие намерения правительства. Скачки «перегретой» экономики и возросшие темпы инфляции вскоре выдвинули на передний план проблему «охлаждения» конъюнктуры. Государство было вынуждено отказаться от идеи сокращения инфраструктурного дефицита и перейти к рестриктивной политике расходов. Однако «сдержанная» политика расходов не могла продолжаться длительное время. Правительство запуталось в неразрешимых противоречиях. Уже в 1970 г. при составлении финансового плана на следующий год оно указало на то, что «сокращение инвестиционных расходов не может продолжаться в прежних масштабах, если мы хотим избежать.отрицательных последствий в области инфраструктуры и оптимального экономического роста».
Совет финансового планирования подчеркнул, что «после отставания... государственных расходов в предыдущие два года их ускоренный рост в последующие годы становится необходимостью». Поэтому в плане на 1971 г. было предусмотрено резкое увеличение расходов на науку и образование (42,3%), на строительство дорог (14%) и т. д. В 1972 г. бюджет Федерации предусматривал увеличение расходов на случай углубления экономического спада. Вскоре выяснилось, что спрос стал расширяться раньше и сильнее, чем предполагалось. Однако правительство увеличило расходы больше, чем было запланировано, так как потребность в них резко возросла.
В 1973 г. инвестиции выросли на 10%. Но этого оказалось недостаточно и при обсуждении бюджета на 1974 г. «конъюнктурная необходимость и требования... предоставления государственных услуг противоречили друг другу более явно, чем в прошлые периоды. По конъюнктурным причинам сдержанная политика расходов должна быть продолжена... Требованиям конъюнктуры, однако, противостоит становящаяся все более неотложной потребность в увеличении расходов. Во многих сферах, как, например, в энергетике или общественном транспорте, необходимо значительное расширение государственных услуг, если мы хотим избежать неустранимых в будущем вредных последствий».
В 1974—1975 гг., стремясь удержать самое значительное за всю историю страны падение производства, государство увеличило свои инвестиции. Их реальный прирост составил соответственно 12,6 и 19,5%. Эти меры не позволили вывести экономику из состояния кризиса или устранить накопленный за многие годы инфраструктурный дефицит. Они привели к возрастанию темпов инфляции и настолько резкому увеличению государственной задолженности, что уже в ближайшие годы для ее снижения потребуется сокращение государственных расходов, в том числе на развитие инфраструктуры4. Практическое применение рекомендаций буржуазных экономистов, таким образом, пе только не ликвидирует кризисные явления, но и связано с возникновением многочисленных острых проблем, вынуждающих государство вращаться в порочном кругу противоречий, исправлять последующими мерами вредные результаты предыдущих.
С большими проблемами сталкивается и аптиликлическос увеличение государственных расходов в периоды конъюнктурных спадов. Одним из важных Факторов, препятствующих проведению такой политики являются хронические дефициты государственных бюджетов, возникновение и рост которых непосредственно связаны с противоречиями капиталистического воспроизводства. Наращивание капиталовложений в периоды спадов приводит к дальнейшему возрастанию бюджетных дефицитов. Ограничения, накладываемые действием данного фактора на конъюнктурную политику, особенно отчетливо проявляются в политике местных органов власти, в бюджетах которых разрыв между расходами и поступлениями достигает огромных размеров, а задолженность кредитной системе настолько велика, что в ряде случаев ее дальнейший рост оказывается просто невозможным. Вследствие этого местные органы власти, как правило, увеличивают свои инвестиции в периоды экономических подъемов, когда возрастают налоговые поступления, и снижают их в условиях спадов, когда бюджетные поступления сокращаются. В результате политика расходов местных органов власти носит в основном процикличсский характер.
Таким образом, государство в периоды подъема конъюнктуры оказывается перед дилеммой: либо сокращать объем расходов, рискуя снизить темпы экономического роста, либо их увеличить и усилить перегрев конъюнктуры. Проведение антициклической политики в периоды спадов приводит к резкому возрастанию бюджетных дефицитов, что обостряет хроническое расстройство государственных финансов и денежного обращения. Выбор того или иного курса зависит от конкретных обстоятельств, однако в любом случае государственная политика расходов, если ей удается временно ослабить отдельные противоречия, способствует обострению и возникновению новых конфликтов.
Отрицательные побочные последствия предлагаемых буржуазными экономистами средств «сглаживания цикла» путем изменения объема государственных расходов усугубляются рядом дополнительных обстоятельств.
Поскольку антициклическая политика расходов может осуществляться в основном за счет изменения величины государственных инвестиций, конъюнктурная политика отрицательно сказывается на развитии строительной промышленности, которая выполняет государственные заказы на сооружение инфраструктурных объектов. Сила воздействия государства. на конъюнктуру в этой отрасли определяется тем, что на его долю приходится около 40% общего объема заказов.
Государство, увеличивая во время спадов инвестиции, способствует быстрому «перегреву» конъюнктуры в строительстве и ускоренному росту цен на продукцию отрасли. Наоборот, попытки торможения экономической активности путем сокращения государственных инвестиций ввергают строительную промышленность в кризис. Сомнительные успехи конъюнктурной политики покупаются ценой снижения темпов роста производства в строительной индустрии и через механизм взаимосвязи отраслей — ценой сокращения темпов роста всей экономики. Управление конъюнктурой посредством государственных расходов возможно лишь в случае точного определения момента, когда следует прибегнуть к увеличению или сокращению их объема. Для этого в свою очередь необходимо иметь точные прогнозы конъюнктурного развития.
Однако анархия капиталистического рынка ограничивает возможности такого предвидения изменений конъюнктуры. Проблема осложняется и тем, что с момента проявления новых тенденций до того, как будут приняты и скажутся на экономике те или иные меры, проходит сравнительно длительное время, необходимое для разработки и утверждения этих мер соответствующими инстанциями, а также для того, чтобы государственные мероприятия, которые, как правило, затрагивают отдельные отрасли, в первую очередь строительную промышленность, изменили спрос во всем хозяйстве.
В условиях анархии капиталистического производства государство, как правило, не в состоянии заранее определить, на какую величину следует изменить объем расходов, чтобы добиться желаемого изменения конъюнктуры. Правительство обычно способно оценить воздействие изменений расходов на экономику тогда, когда это уже оказывается бесполезным для проведения конъюнктурной политики. В силу этих объективных причин государство не в состоянии эффективно применять антициклические средства и правильно дозировать их. Оно продолжает экспансивную или контрактивную политику до тех пор, пока не станет ясно, что тенденция развития конъюнктуры не сменилась на противоположную и что антициклическая политика способствует «перегреву» экономики или углублению спада.
Государство прибегает к противоположному курсу и вновь, но уже в обратном направлении, выходит за рамки необходимого в данных условиях изменения расходов. Таким образом, антициклическая политика превращается в свою противоположность — в политику, способствующую усилению конъюнктурных колебаний. На это обстоятельство указывают и буржуазные экономисты. Однако они считают, будто связано это не с противоречиями, присущими капиталистической экономике, а с ошибками государственных деятелей, несовершенством инструментов регулирования и т. п.
Тем не менее неудачи антициклической политики расходов обусловили некоторую переориентацию буржуазных теорий. Если до второй половины 60-х годов западногерманские теоретики рассматривали стимулирование экономического роста не в качестве самостоятельной задачи, а скорее как результат спонтанно протекающего развития экономики, то в последние годы все шире распространяется точка зрения, что основной задачей государственной политики расходов должно быть поощрение экономического роста, которое одновременно позволит уменьшить конъюнктурные колебания. В 50-х — начале 60-х годов, когда государственная конъюнктурная политика в ФРГ только складывалась, проблема роста не достигла своего нынешнего значения.
Это нашло отражение в буржуазных теориях и государственной политике расходов, которая была направлена не на стимулирование экономического роста, а в первую очередь на финансирование милитаризации и других важных, с точки зрения монополистического капитала, проектов без учета складывающейся в данный момент общеэкономической ситуации.
После кризиса 1966—1967 гг. проблема стимулирования экономического роста резко обострилась. Кризис показал, что противоречия капиталистического воспроизводства неразрешимы средствами общей конъюнктурной политики, пусть даже дополненными отдельными структурными мероприятиями. Возникла потребность в новой теории, которая смогла бы учесть изменившиеся условия развития экономики ФРГ и предложить пути решения проблемы. Этим требованиям отвечала теория глобального регулирования, у истоков которой стоял бывший министр экономики и финансов К. Шиллер и которой до сих пор руководствуется боннское правительство в своей политике регулирования.
Главная задача государства состоит, но Шиллеру, в том, чтобы обеспечить благоприятные условия самовозрастания монополистического капитала и создать тем самым предпосылки ускоренного экономического роста. Шиллер и его современные последователи решительно выступают за «хозяйственную автономию» монополий: «Глобальное регулирование означает четкий и ясный отказ от частично-мелочного интервенционизма. ..».
Причины сведения государственной политики регулирования к системе глобального воздействия на экономику коренятся в особенностях экономического и общественного развития ФРГ. Относительно длительный период подъема западногерманской экономики в 50—60-х годах породил иллюзии, будто бы действие «свободных рыночных сил» способно само по себе обеспечить беспрепятственное развитие экономики. Западногерманские экономисты и по сей день не освободились от этих иллюзий. Кроме того, западногерманские теоретики стремились отмежеваться от методов голлистского экономического дирижизма, а также дискредитировать социалистическую плановую экономику, которая на протяжении целых десятилетий предавалась ими анафеме как «централизованное бюрократическое хозяйство».
Однако хозяйственная автономия монополий и спонтанные рыночные силы, на которые надеются буржуазные теоретики, порождают неустойчивость капиталистической экономики и сводят на нет эффективность мер государственного регулирования экономики. Стихия капиталистического рынка и анархия капиталистического производства предопределили крах обещаний Шиллера добиться оптимальных темпов экономического роста. Несмотря на усилившиеся в последние годы попытки стимулирования экономического роста, темпы развития экономики ФРГ в 70-е годы резко снизились, а прогнозы на будущее обещают еще более мрачные перспективы. Монополии предпочитают вывозить капиталы за границу, свертывают производство внутри страны и усиленно его рационализируют, увеличивая тем самым армию безработных и сокращая возможности экономического роста. Противоречия кроются в самом глобальном регулировании, господствуют над ним и парализуют его.
Провал глобального регулирования вынуждены признавать и некоторые буржуазные экономисты. Не случайно в последние годы в западногерманской литературе все чаще раздаются призывы к переходу от глобального к индивидуальному регулированию, в том числе к прямому контролю за инвестиционной деятельностью монополий и ценообразованием. Основным инструментом глобального регулирования является среднесрочное финансовое планирование, которое, по замыслу буржуазных экономистов, призвано обеспечить финансирование программ, необходимых для поощрения экономического роста. Важное место в среднесрочном финансовом планировании отводится наращиванию ударной мощи бундесвера.
Хотя глобальное регулирование и является одной из форм структурной политики, среднесрочными финансовыми планами боннского правительства не предусматривались значительные расходы, направленные непосредственно па совершенствование хозяйственной структуры ФРГ. Шиллер и его последователи исходят из того, что при достаточно быстром росте экономики структурные сдвиги будут происходить в значительной степени произвольно, через посредство прибылей и рынка, вследствие чего государству лишь в исключительных случаях придется прибегать к целенаправленному вмешательству . Государство поэтому стремится обеспечить своей политикой расходов в первую очередь общие благоприятные условия накопления капитала путем развития инфраструктуры, стимулирования научно-технического прогресса и т. п.
В качестве одного из направлений структурной политики западногерманские экономисты рассматривают развитие инфраструктуры, финансирование которой возлагается на государство, так как монополистический капитал не заинтересован в его обеспечении. Однако противоречия капиталистического производства, диктуя необходимость расходования возрастающих сумм из государственного бюджета на развитие инфраструктуры, одновременно затрудняют выполнение этой задачи.
Предпринимавшиеся в прошлом попытки сдержать скачки «перегретой» экономики не ликвидировали взлеты и падения конъюнктуры, но углубили и без того значительный инфраструктурный дефицит: «Государство руководствовалось в своей политике расходов и инвестиций. .. тезисом о том, что в периоды экономического процветания необходимо задерживать реализацию важных инвестиционных проектов... Неудивительно, что продолжавшийся много лет и не прерывавшийся кризисами процесс роста в послевоенные годы привел к огромному отставанию инвестиций государства».
Особенно ухудшилось положение в 60—70-х годах, когда резко возросшие темпы роста цен потребовали проведения сдержанной политики расходов. Непосредственным результатом подобной политики явилось обострение «инфраструктурного голода».
Реальный объем государственных инвестиций сократился в 1971 г. на 0,9%, в 1972 г. — на 5,3% и практически не увеличился в 1973 г. Государственные инвестиции в 1972—1973 гг. почти не превышали среднегодовой уровень 1965—1969 гг. Особенно ухудшилось положение в области здравоохранения, образования, защиты окружающей среды, общественного транспорта.
Тщетные попытки затормозить ускоренный рост цен вынудили правительство пожертвовать одной из основных целей государственной политики регулирования — созданием предпосылок для устойчивого экономического роста.
Стимулирование научно-технического прогресса западногерманские экономисты считают также задачей структурной политики: «... обеспечение достаточных темпов экономического роста и сохранение рабочих мест... требует увеличения государственных средств, направляемых на стимулирование НИОКР». Требование расширения государственных расходов на эти цели связывается в первую очередь с необходимостью поддержания конкурентоспособности западногерманских монополий на мировом рынке.
Так, западногерманский Институт финансов и налогов в одной из своих работ подчеркивает, что «то ведущее положение, которое занимают США в списке застрельщиков технологического прогресса, непосредственно определяется величиной государственных затрат на НИОКР. Сокращение государственных средств..., направляемых на развитие НИОКР в ФРГ, неизбежно привело бы к отрицательным последствиям». Государственным расходам на развитие науки и техники отводится значительная роль как средству придания веса внешнеполитическим амбициям боннского государства. Это недвусмысленно выразил Штраус, заявив, что «ФРГ сможет идти в ногу с мировым прогрессом в области науки и техники, а также в тех областях, где необходимо завоевать положение ведущей нации мира» в том случае, если государство будет уделять постоянное внимание развитию научно-технического прогресса.
В последние годы доля государства в общей сумме расходов на НИОКР превышает 60%. Однако и в данной области государство постоянно наталкивается на антагонизмы капиталистического способа производства. В частности, стимулирование технического прогресса способствует не «сохранению рабочих мест», как это должно было бы быть, по мнению буржуазных экономистов, а наоборот, усиленному выталкиванию рабочих из производства, так как монополии в условиях ухудшившихся перспектив экономического развития используют достижения науки и техники в первую очередь для рационализации производства и сокращения «затрат на персонал».
Практика показала, что надежды на то, будто стихийные рыночные силы автоматически обеспечат совершенствование хозяйственной структуры, оказались беспочвенными. Даже орган крупной буржуазии «Handelsblatt» вынужден признать, что «было бы иллюзией полагать, будто капитал сам по себе способен направляться туда, где он принесет наибольшую народнохозяйственную пользу. К сожалению, он течет лишь туда, где владелец капитала рассчитывает на наибольшую прибыль и только для самого себя». Более того, стихия капиталистического рынка перечеркивает усилия государства направить капитал в нужные ему отрасли и регионы. Известны случаи, когда монополии, получив от государства субсидии на развитие того или иного производства, вкладывали эти средства в отрасли, обещающие повышенную прибыль. Государство пытается временами поставить под контроль использование своих средств, однако и это не приносит желаемых результатов: монополии, финансируя инвестиции в данной отрасли или регионе за счет государства, продолжают вкладывать высвободившиеся собственные капиталы в более выгодные, с их точки зрения, отрасли производства или районы.
Таким образом, государственной политике расходов в условиях капитализма присущи неразрешимые противоречия. Коренной причиной их возникновения и обострения являются противоречия самого капиталистического воспроизводства, проявляющиеся в циклическом движении экономики, инфляции, валютном хаосе, расстройстве государственных финансов, общей неустойчивости экономического развития. Государственная политика расходов, вращающаяся в порочном кругу противоречий, способна лишь временно, от случая к случаю, несколько ослаблять отдельные наиболее острые в данный момент конфликты, одновременно обостряя другие и порождая новые противоречия. Буржуазные экономисты, отказывающиеся видеть закономерный характер этих коллизий, вступают в конфликт с реальностью.

Теория и практика
Кредиты могут быть разными. Попробуем разобраться в их главных отличиях и основных особенностях:

Ипотечный кредит >>

Автокредит >>

Потребительский кредит >>

Ломбардный кредит >>
Практически все крупные банки предлагают разнообразие кредитных карт. В чем их основные отличия?

См. подробности >>


Оценка кредитоспособности заемщика

Особенности страхования кредитов

Обеспечение исполнения обязательств по кредиту
Кому может быть предоставлен ипотечный кредит? Можно ли продать купленную квартиру до полного погашения кредита?

См. ответы на вопросы >>


Отказы по кредитам. Распространенные причины

Риск кредитования. Чем рискуют банки

Расчеты с помощью пластиковых карт


Особенности залога при ипотечном кредитовании

В магазин за экспресс-кредитом: покупки без денег

Ипотека для военнослужащих: как получить жилье

Главный риск заемщика - невыплаты по кредиту

Налоговый учет процентов по кредиту
   © При цитировании гиперссылка обязательна.